Все дело в … папе! Часть 2

Поделиться:

Продолжение статьи «Все дело в папе. Часть 1»



3 3. Неуверенность в себе.

Если функция мамы «питательная», обеспечивающая и заботящаяся, то папа дает нам чувство защищенности и надежности, укорененности и безопасности.

Это ощущается буквально как поддержка за спиной.

Когда мы, по разным причинам, не получаем эту поддержку, мы оказываемся незащищенными перед большим, сложным и довольно опасным миром. И не только без защиты, но и без энергетической подпитки – родовой, мужской, отцовской.

Поэтому проблемы неуверенности, незащищенности, отсутствия опоры, «обесточенности» (отсутствия энергии), беспомощности и страха перед жизнью часто связаны с отцом:



либо с его дисфункциональностью (не оказывает поддержку, частично или полностью отстранен или самоустраняется от выполнения отцовских функций),



либо с деструктивностью (берет вместо того чтобы давать, нападает вместо того чтобы защищать, высмеивает вместо того чтобы обучать и т. д.)

Это со стороны отца.

Но и в том, и в другом случае, и более того – даже когда отец, несмотря на некоторые «косяки», в реальности был достаточно хорошим, причина проблемы не столько в нем, сколько в отказе самого клиента принимать его поддержку.

Еще раз напомним:

это может происходить как из-за реальных травматичных отношений с отцом, так и из солидарности, например, с мамой, усвоения ее установок и отношения к отцу и мужчинам в целом.

Когда мы задаем клиентам вопрос об отце, как они относятся к нему, часто мы слышим ответ вроде:

«Я ничего уже не чувствую к нему»,
«Как я могу к нему относиться после того, что он сделал?»,
«Мне уже давно ничего не надо от этого человека»,
или прямо «У меня нет отца».

Как будто даже факт того, что мы появились на свет при участии двух человек, – мамы и папы – отрицается. Именно так и отсекается возможность получения отцовской поддержки в виде силы и уверенности. Ведь мама дает жизнь, а папа – силу жить.

Тогда полезно обратить внимание клиента на то, что папа у него есть в любом случае, и он будет его папой всегда и несмотря ни на что. Мы предлагаем поместить фигуру отца в пространстве консультации и наблюдать, что от этого меняется.
Что бы ни происходило в истории клиента, в ней совершенно точно был момент, когда мама и папа были вместе и любили друг друга, в результате чего он и появился на свет. Даже если эта любовь длилась недолго…

Мы убеждены, что дети – это в буквальном смысле результат любви, продолжение ее потока из поколения в поколение. И это связь, которая с нами навсегда, хотим мы того или нет. Даже если как супруг для мамы, или как воспитатель для своих детей, он был не самый замечательный.

В любом случае, решение отказаться от «плохого» отца клиент принимает сам. А значит, он может сам и поменять это решение на более конструктивное.



4 4. Взросление и самореализация.

Способность действовать, предъявлять себя, рисковать, творить новое, жить свою жизнь и идти своим путем. Реализация себя как профессионала, родителя, супруга… В том числе – взросление, без которого немыслимо развертывание нашего уникального жизненного потенциала.

Почему именно папа влияет на эту область?

Давайте представим: для младенца мама – это целый мир. А ребенок, вначале в утробе, а потом едва родившись – как часть, продолжение этого мира. Отношения мамы и ребенка изначально симбиотические.
А задача взросления – сепарация, отделение от мамы (родителей). И далее – прохождение через ряд инициаций (а любой наш возрастной кризис – это не что иное, как инициация), способствующих росту самостоятельности, ответственности и возможности человека влиять на этот мир, меняя его (а значит, реализуя свой потенциал).

Можно выделить несколько инициирующих аспектов влияния отца:

а) Сепарация от матери как кризис.

Влияние папы на ребенка поначалу сильно опосредованное – через маму. По мере развития, однако, ребенок встречается с тем, что в его маленьком мире существует еще кто-то – тот, кто «не мама». И этот объект постепенно становится таким же важным. Ребенок вступает с ним в свои первые отношения, которые принципиально отличаются от симбиотических.

Таким образом, папа способствует сепарации ребенка от мамы.

В некотором роде, это само по себе инициация, а так же фундамент для инициаций последующих, способности расти, меняться и проходить через жизненные кризисы.
Те, кто не проходят этих этапов, пытаются избежать кризисов, застревают на каких-то из них, ощущают это как нереализованность, предательство себя, отсутствие жизни: «я не живу свою жизнь».

б) Партнерские отношения и инфантильная зависимость.

Появление в жизни ребенка нового значимого объекта — отца — и отношения с ним закладывают фундамент для развития во взрослом возрасте полноценных партнерских отношений. Ребенок, имеющий опыт близости только с мамой, в этих отношениях как будто остается маленькой девочкой или маленьким мальчиком.

Сепарация сильно осложняется, или не происходит вовсе. И в дальнейшем наш «большой ребенок» от партнера будет требовать воспроизведения именно такого опыта близости, что невозможно в отношениях мужско-женских, супружеских.

Партнер не может быть для нас «всем», отцом и матерью в одном флаконе, причем идеализированными. Это путь к зависимому поведению. Зависимому как в прямом смысле, от родительских фигур и партнеров, так и опосредованно через алкоголь, наркотики, игры и пр.

А что такое зависимость, как не проявление инфантильного стремления к слиянию?

в) Умение совмещать (роли, функции, отношения).

Научившись любить и папу, и маму, ребенок открывает для себя возможность не быть поглощенным единственными любовными отношениями тотально. Взрослый человек со здоровой привязанностью способен устанавливать глубокие близкие отношения с разными людьми или сферами жизни.

Когда я слышу, что человеку приходится выбирать между работой и семьей, я понимаю, что он либо верит в этот социальный миф (который тоже не на пустом месте возник), либо по какой-либо причине не получил опыта такого совмещения важных фигур.

Частный случай – сложности с совмещением супружеской и родительской роли. При сильном слиянии между супругами (неважно, любовном или враждебном), ребенку просто нет места в этой паре, ведь партнеры не представляют, как в эту связь допустить кого-то третьего. Либо при появлении ребенка мама вся уходит в слияние с ним.

Часто можно услышать: «Для меня дети на первом месте» — и супруг из этой пары вытесняется. Так повторяется сценарий «отсутствующего отца»…

г) Получение нового опыта, расширение границ.

В дальнейшем, если понаблюдать за отношениями ребенка с мамой и папой, можно заметить следующую разницу.

Мама любит, заботится, питает, оберегает. «Не лезь, успокойся, все можно решить с помощью слов» — это будут скорее мамины фразы.
Папа – побуждает рисковать, защищает, предлагает вызовы, требует результатов, оценивает достижения и неудачи.

Помните ролик в интернете, когда малыш плещется в огромной луже, а папа его одобрительно так подначивает: давай, мол… это тебе не с мамой гулять, главное при ней так не делай.
Таким образом, папа побуждает ребенка к расширению границ, поощряет риск и эксперименты, помогает получить новый опыт.

Дальше – больше. Повзрослевшим детям становится важно «доказать», они стремятся к достижениям… или опускают руки, если понимают, что не заслужат одобрения.

Чьего? – мы думаем, что скорее папиного.

д) Получение благословения.

Раньше перед любым важным начинанием молодые просили благословения родителей, те кто повзрослее – священников и духовных наставников.

Мы полагаем, что материнское и отцовское благословение также несут разный заряд, имеют разный смысл для человека.

Материнское – скорее как оберег от всего дурного.
Отцовское – как разрешение идти выбранным путем, одобрение его как хорошего и достойного.

Именно поэтому цель жизни, выбор дела своей жизни человек делает, опираясь на благословение отца.
Сейчас этот обычай во многом утрачен. Мы часто встречаемся с тем, что молодые люди идут в жизнь с молчаливого или явного неодобрения своих родителей.

Причем явное неодобрение даже более позитивно, чем то, которое дается из «двойного послания» и дезориентирует получателя. Родители сами не очень понимают, как важно дать такое благословение, поскольку сами не получили его от своих родителей.

Иной раз человек живет с обратными посланиями: «не взрослей», «не действуй», «не будь собой», «не живи».

Напомним:

мама нас сильно бережет, вот и выдает нам предостерегающие послания.

Однако при отсутствии посланий-одобрений рисковать и делать по-своему, что является отцовской функцией, мы словно оказываемся в безопасном, но очень ограничивающем коконе – буквально спеленутыми по рукам и ногам.

Это усугубляется, если папа в воспитании использовал сильно больше запрещающих и угрожающих посланий, чем одобряющих и разрешающих.

Какой из этого выход при работе с психологом?

Мы убеждены, что любая сколь-нибудь серьезная психотерапевтическая работа – это инициация, переход клиента к более зрелому, ответственному, адаптивному состоянию. Консультанту неплохо обращать внимание на сочетание и баланс риска и безопасности в своей работе, при необходимости восстанавливать этот баланс; возможность для этого – опора на материнский и отцовский образ-архетип. Важно так же учитывать пол консультанта при работе, его навык присоединяться к энергии отцовской фигуры клиента, быть в уважительном контакте с нею; иметь возможность пригласить на сессию, при необходимости, терапевта — мужчину.

Так, в работе с зависимым поведением и инфантильным слиянием мы буквально формируем во внутреннем мире клиента функции «достаточно хороших родителей», причем не только матери, но и отца, с разделением между ними соответствующих функций.

Техники могут использоваться разные, в зависимости от подхода. К примеру, в системных расстановках клиента учат смотреть и на мать, и на отца, налаживать в своем внутреннем мире коммуникацию с ними, выражать им свои чувства по очереди и обоим сразу, получать их любовь и слушать важные слова, которые они могут ему сказать. Но и вне техники расстановок психотерапевт способен создать особые терапевтические условия, когда клиент может вложить фигуре отца те послания, которых ему так не хватало.

Он может произнести их сам или услышать от терапевта.

«Ты можешь делать то, что тебе нравится».
«У тебя свой путь, и я тебя поддерживаю»,
«Я в тебя верю»…

Также можно предлагать практику, когда клиент что-то делает и представляет, как папа любуется и восхищается (для женщин); или одобряет и высоко оценивает (для мужчин).

Самое интересное и ценное, когда клиенты после этой практики вдруг вспоминают, что папа и правда что-то такое говорил или имел ввиду;
или начинают слышать эти послания от реальных родителей;
или, если отношения достаточно хорошие, могут напрямую попросить благословения в своих делах.

Это еще раз доказывает, что мы не являемся послушными марионетками родительского произвола.

Что наше восприятие родительских посланий выборочно, зачастую основывается на детских решениях, которые мы можем менять, становясь участниками и творцами собственной жизни.

Автор — Мария Летучева

2018-2019 BUKA-BUKA. Все права защищены. NatPress.NET. Медиа Холдинг Разработка Бюро Дизайна AiiA.SU
x