ЛЕНИН И ЛЮДИ РЕВОЛЮЦИИ

Поделиться:

Изучая творческое наследие известного советского художника Александра Николаевича Самохвалова, не устаешь удивляться его способности живо реагировать на важнейшие события времени, непосредственным и увлеченным свидетелем которых он был. И потому представляется совершенно естественным, что тема Ленина нашла в работах мастера глубоко прочувствованное воплощение. Она появилась в его творчестве еще в середине 20-х годов в плакатах, затем претворялась в ряде картин, объединенных в своеобразную серию, над которой художник работал долго и напряженно, обращаясь к ней вновь и вновь. Самохвалов дал этой серии условное название «Ленин и люди революции», оговаривая при этом, что его замыслу более соответствовало бы название «Ленин и народ», так как «люди революции — это та часть народа, которая активно включилась в дело революции, в дело утверждения власти народа на основе ленинских принципов».

Все произведения, входящие в серию, достаточно известны, часто экспонировались на выставках, воспроизводились в печати. Художник в своих воспоминаниях оставил их точный список, рассказал историю создания. Но вот в 1982 году в собрание Государственной картинной галереи СССР поступила акварель «Выступление В. И. Ленина перед солдатами», выполненная в 1934 году. Долгое время она оставалась неизвестной не только любителям, но и большинству специалистов. И все же при первом взгляде на нее становится ясно, что мы имеем дело с незаурядным произведением. Сдержанность колорита, лаконизм пластических средств придают ей своеобразную монументальность, вопреки тому, что акварельная техника более привычно связывается с камерным искусством. Думается, она выдержала бы многократное увеличение, будучи переведенной в панно или настенную роспись. Впрочем, это качество не ставит акварель в исключительное положение в творчестве Самохвалова, так как стремление к монументальности образов было одной из отличительных черт его искусства.

Александр Николаевич был убежден, что «поиск современности, современных ритмов, современного цветосложения и цветовыражения обязательны для художника». Это убеждение он сумел воплотить в лучших своих произведениях, к которым относится и интересующий нас эскиз, и выразилось оно в умении придать особую значительность образам, порожденным воображением художника.

В выборе сюжета Самохвалов достаточно тради-ционен. В те годы в советском искусстве уже сложилась определенная иконография образа Ленина как вождя, произносящего с огромным темпераментом речь перед народом, увлекающего своей страстной убежденностью слушателей. Самохвалов следует этому типу изображения. В его эскизе Ленин стоит на небольшом возвышении среди массы солдат, с рукой, энергично поднятой в жесте, хорошо знакомом
нам по фотографиям и картинам художников — современников Самохвалова.

Но в том, как автор акварели изобразил слушателей, как охарактеризовал их реакцию, есть глубокое своеобразие, которое придает акварели удивительно современное звучание. В ней живет лично прочувствованное знание времени. По свидетельству художника, в его живописной Лениниане «образы людей устанавливались суммарно на основе живых и неугасающих впечатлений», поскольку ему довелось быть свидетелем многих событий революции. То, что и в акварели нашли отражение события и герои, запечатленные «в душе и в памяти в те огненные дни», придает особую убедительность общей атмосфере митинга в мрачном помещении солдатских казарм.

Пластическое решение произведения может послужить прекрасной иллюстрацией правоты Самохвалова, утверждавшего, что «показ происходящего, народных масс единичными фигурами неуместен, как если бы вы пытались охватить безбрежность моря в иллюминатор. В этом случае вы, может быть, увидите хорошую волну, но море вы увидите только тогда, когда выйдете на палубу, на встречу с морем». И перед зрителем именно море, где ощущение «безбрежности» делается острее оттого, что глаз выхватывает, как «волны», лица отдельных слушателей, и людское море живет, дышит: так взволнованно воспринимает речь Ленина масса людей, одетых в рыжевато-серые шинели.


Лица большинства персонажей-слушателей едва намечены — это именно «масса». Взгляд художника выделяет из толпы несколько лиц. На них он сосредоточивает все свое внимание. Есть здесь и фигура солдата, в сознании которого под влиянием речи вождя свершается перелом, хотя пока еще он весь — сомнение. В правой части композиции друг за другом стоят три солдата, скорее всего в недавнем прошлом — крестьяне. Они не просто слушают оратора, а жадно впитывают каждое слово — так точно их состояние отвечает этому определению. Все трое очень похожи — близкие черты лица, один рост, лишь чуть разнятся позы. Художник, кажется, изобразил одного человека в движении. И оттого становится зримым рождение в их сознании глубокой веры в правоту ленинского слова. И здесь же, по принципу контраста — и композиционного и цветового,— Самохвалов выделяет враждебные революции силы, которые воплотились в изображении стоящего слева спиной к зрителю казака в синей бекеше.

Такая выверенность каждого элемента композиции свидетельствует о мастерстве автора и о том, что ее созданию должен предшествовать некий процесс поисков, даже если эти поиски велись не над самой акварелью, а над иными произведениями, близкими ей и тематически и композиционно.

Полезно обратиться к истории работы Самохвалова над Ленинианой, которая началась, по свидетельству художника, с 1930 года, когда ему была заказана Изогизом картина «Приезд В. И. Ленина в Петроград в апреле 1917 года». Можно предположить, что работа над темой велась в два этапа и плодом ее оказались два произведения, исполненные в различной технике. Живописный вариант в свое время пользовался большой популярностью, выдержал немалое число изданий и переизданий в печати, неизменно являясь объектом внимания искусствоведов. Дважды, увеличенная до гигантских размеров, картина становилась главным элементом праздничного оформления площади у Финляндского вокзала в 1930-е годы. Примечательна большая изобретательность автора в организации картинного пространства.

Есть в этом полотне и черты, общие с акварелью из собрания Государственной картинной галереи СССР. Автор также выделяет из массы слушателей отдельные группы. Но на сей раз он объединяет их не столько по признаку различной реакции на слова вождя, сколько по сословной принадлежности. Это и шеренга солдат у броневика, и группа женщин-ра-ботниц, и рабочие, и матросы. Реакция каждой из групп на речь Ленина отличается определенным единством. Художник как бы дает срез общества, показы-
вая, что в революцию шли самые разнообразные группы населения России. Это действительно глубоко обобщенный образ людей революции.

И, возвращаясь к акварели «Выступление В. И. Ленина перед солдатами», можно увидеть, в каком направлении шло развитие ленинской темы в творчестве Самохвалова, как из нее выкристаллизовывались отдельные сюжеты. Ленин и солдаты, пробуждение сознания в массе измученных войной людей, консолидация сил революции и готовность реакции к сопротивлению — все это как бы родилось из более ранней работы. И если там художник представил апофеоз, торжество идей Ленина, то в небольшой акварели, более скромной и сдержанной, он показывает это торжество как процесс, требующий огромных усилий, оказавшийся возможным лишь в результате активного включения народа в дело революции.

В акварели, как и в других работах цикла, нашли воплощение впечатления молодости художника, «образы пролетариев революционного Петрограда, солдат... крестьян. И образ Ленина, освещающий все, придающий народной буре великое историческое значение».

2018-2019 BUKA-BUKA. Все права защищены. NatPress.NET. Медиа Холдинг Разработка Бюро Дизайна AiiA.SU
x