Как Иран легализовал торговлю органами?

Поделиться:

Иран – единственная страна, где легализована торговля человеческими почками. У этой практики есть сторонники по всему миру. По их мнению, она поможет справиться с дефицитом органов для трансплантации. Общественные предубеждения против нее могут со временем сойти на нет. По крайней мере, этого ожидает лауреат нобелевской премии по экономике Элвин Рот.

Однако результаты иранского эксперимента неоднозначны. Он помог пациентам, ликвидировав очереди на пересадку почек, которые могут достигать нескольких лет. Но все это – за счет бедной части населения, которую представляет большинство доноров. По сути, система мало отличается от черного рынка, эксплуатирующего людей, оказавшихся в сложной финансовой ситуации. При этом в стране, по имеющимся данным, сохранился и теневой рынок тоже.

ЧЧто происходит в мире?
Ежегодно в мире ⁠используют для пересадки более 100 тысяч ⁠органов. ⁠Как минимум, десятую их часть, по оценке ⁠Всемирной организации здравоохранения, поставляет черный рынок – нелегальный бизнес ⁠с миллиардными оборотами.

Правила донорства различаются, но торговля органами в целом ⁠запрещена. Принципы ВОЗ подчеркивают, что их следует передавать «без какого-либо вознаграждения». Участники конференции по проблемам трафика органов, состоявшейся в Ватикане в начале 2017 года, призвали расценивать такие выплаты «как преступления, которые должны преследоваться на национальном и международном уровне».

Число легально доступных органов для пересадки значительно меньше, чем потребность в них. Только в США пересадки почки ждут более 120 тысяч человек, средний период ожидания – три с половиной года. Ежегодно тысячи людей умирают, не дождавшись трансплантации.

Повышенный спрос поддерживает черный рынок. В странах Южной Азии, где он развит, иностранцам, которым нужна пересадка, предлагают полный комплект услуг – от перелета и проживания до подбора донора и операции. Цены могут исчисляться десятками и сотнями тысяч долларов. Посредники открыто публикуют объявления о поиске доноров. Например, в Китае один из них предлагал деньги под лозунгом «Продай почку – купи себе новый планшет». Доноры получают сравнительно небольшие суммы – в десятки раз меньше того, что платит пациент.

Посредник из Мумбаи рассказывал журналистам, что поставлял почки клиентам из Канады, Израиля, Великобритании, Саудовской Аравии и Бахрейна. По его словам, участники черного рынка могут платить местной миграционной службе, чтобы пациентам, приезжающим для операции, «не задавали лишних вопросов».

ЧЧто сделал Иран?
До начала 1980-х трансплантология в Иране развивалась медленно. С 1967 по 1985 годы в стране провели около ста операций по пересадке почек. Помимо этого правительство оплачивало для некоторых пациентов операции за рубежом. В первой половине 1980-х годов по этой программе получили лечение несколько сотен человек.

Ситуация изменилась в 1988 году. Торговля почками была легализована. Количество операций стало исчисляться тысячами в год, при этом большинство почек для пересадки поступало от живых доноров. На данный момент их общее число превысило 30 тысяч.

Пациент, нуждающийся в пересадке, может обратиться в Ассоциацию диализа и трансплантологии. Туда же приходят доноры. Ассоциация подбирает для реципиента донора с подходящей группой крови. Правительство оплачивает операцию.

Цена почки при такой процедуре – несколько тысяч долларов. Основную часть суммы дает реципиент, остальное доплачивают государство и благотворительные организации. При этом система, как отмечает глава американской сети донорства Сигрид Фрай-Ревир, работает, скорее, в интересах реципиентов. Посредники, по ее словам, нередко пытаются снизить цену – тогда как доноры стараются получить больше.

Очереди на пересадку почек в Иране исчезли к концу 1990-х годов. Сейчас предложение на рынке органов превышает спрос. На это указывают многочисленные объявления, которые доноры развешивают на улицах. Нередко их сопровождают приписки «Срочно» и «Возможен торг». На некоторых объявлениях появляются приписки – другие доноры добавляют свои номера.

ЧЧем это обернулось?
Один из главных аргументов против легальной продажи органов – угроза эксплуатации бедной части населения. По данным, которые приводит Всемирный банк, уровень бедности в Иране ниже 10%. Однако другие источники приводят более высокие показатели. Согласно отчету Международной федерации за права человека, доля бедных среди городского населения составляет от 45% до 55%. Местные профсоюзы жалуются на низкие заработки рабочих. Безработица, по официальным данным, составляет 12%, хотя в некоторых городах она гораздо больше.

В случае Ирана опасения оправдались. Исследования показали, что многие доноры живут за чертой бедности. «Большинство из тех, кто продает почки, безработные», – отмечал глава Ассоциации поддержки пациентов с болезнями почек Мостафа Кассеми.

Среди потенциальных доноров оказались и должники, которые по иранским законам могут попасть в тюрьму. «Если бы я продал почку, рассчитался бы с долгами», – говорит обанкротившийся предприниматель Али Резаи. Он взял ссуду в банке, чтобы принять участие в проекте по строительству жилья – поставлять кондиционеры для новых квартир. Однако проект оказался неудачным, некоторые из девелоперов покинули Иран, а Резаи оказался в долгах. Он был арестован за неуплату, вышел под залог, и снова оказался под угрозой ареста.

Один из его родственников оказался в схожей ситуации. Его небольшой птицеводческий бизнес прогорел, чтобы рассчитаться с долгами, он продал дом и машину, но этого оказалось недостаточно. «Меня обошли конкуренты, – жалуется он. – И теперь это повторяется. Я повесил объявление о продаже почки, и в тот же день какие-то люди приписали там свои номера».

ККак к этому относятся?
Сторонники легального рынка органов в Иране настаивают на том, что это нормально. «Да, люди становятся донорами ради денег, – рассуждает глава отделения трансплантологии одного из медицинских центров Тегерана Насим Симфоруш. – Но эти люди не нарушают закон, не идут на преступления, чтобы вернуть долги. Они помогают спасти жизнь. Это не эксплуатация».

Однако врачи предупреждают, что такое донорство может быть опасным для здоровья. Трансплантолог из медицинского центра в Северной Каролине Бенджамин Хиппен, изучавший иранскую систему, отмечал, что данных о долгосрочном эффекте таких операций немного. Нередко, отдав почку, они пренебрегают тем, чтобы находиться под наблюдением врача. При опросе нескольких сотен доноров, проведенном в начале 2000-х годов, большинство жаловались на ухудшение здоровья, негативное отношение окружающих и депрессию.

Материальный стимул при этом становится основой для теневого рынка. Люди, оказавшиеся в сложной ситуации, видят возможность, предложенную государством – но хотят получить больше, чем при официальной процедуре. Например, если их долг больше той суммы, которую они могут получить за почку, зарегистрировавшись в Ассоциации трансплантологии.

Одни пишут объявления – рассчитывая, например, привлечь посредников, действующих в интересах иностранцев (официально продажа органов иностранцам в Иране запрещена). Другие приходят в клиники – с расчетом на то, чтобы найти там богатого пациента, с которым можно договориться о выгодных условиях.

Как следствие, параллельно с легальным рынком возникает и теневой. По некоторым данным, в конце 1990-х годов, продажа органов там превышала официальную. Позднее местная пресса сообщала, что в стране ежегодно происходят сотни нелегальных операций по пересадке органов – в том числе для богатых пациентов из стран Персидского залива. «Были случаи, когда в Иран приезжали иностранцы, покупали через посредников почки у местных жителей, а для пересадки ложились в нашу клинику, – рассказывал врач из Шираза. – У нас довольно высокие цены, но для них это не было проблемой».
2018-2019 BUKA-BUKA. Все права защищены. NatPress.NET. Медиа Холдинг Разработка Бюро Дизайна AiiA.SU
х