» » » Женское обрезание: почему эта операция была популярна в Викторианской Англии

Женское обрезание: почему эта операция была популярна в Викторианской Англии

Женское обрезание: почему эта операция была популярна в Викторианской Англии
Технологии
admin
Фото: BUKA-BUKA
00:21, 17 февраль 2020
139
0
На протяжении многих веков мужчины стремились обуздать женскую сексуальность, разобщая женщин с собственным телом, заставляя их думать, что их либидо — это нечто чужеродное, опасное и низменное. Заставляя стыдиться своих гениталий. Как пишет медицинский историк Лесли Холл, в XIX веке «из-за...


Женское обрезание: почему эта операция была популярна в Викторианской Англии

На протяжении многих веков мужчины стремились обуздать женскую сексуальность, разобщая женщин с собственным телом, заставляя их думать, что их либидо — это нечто чужеродное, опасное и низменное. Заставляя стыдиться своих гениталий.

Как пишет медицинский историк Лесли Холл, в XIX веке «из-за недостаточного внимания, уделенного клитору в медицинской литературе, лишь несколько врачей могли с уверенностью его найти».

И лучше бы не находили. Так как именно в это время начала появляться новая прослойка эмансипированных женщин, которые жаждали изучать свое тело и получать от него наслаждение, потребовались более жесткие меры по контролю над женской сексуальностью.

Клитеродектомия. К 1860-м годам клитор обвинили в том, что он виновен в нравственной распущенности женщин. Они становятся склонны к истерии и психическим расстройствам и даже могут вести себя «неженственно». Да, врачи в те времена верили, что из-за клитора женщины ведут себя «неженственно». То есть «уклоняются от супружеского долга», «отдаляются от собственного мужа», проявляют агрессию и даже могут ответить колкостью мужу.

 

Враг клитора

 

Исаак Бейкер Браун. Так звали человека, в чьих публикациях впервые появилось упоминание ампутации клитора. Он был уважаемым членом медицинского лондонского истеблишмента. Он родился в 1812 году, учился в Хирургическом колледже, оперировал кисты яичников и опухоли. А в 1858 году основал собственную клинику в Ноттинг Хилле. Он назвал ее поэтично и замысловато: «Лондонский хирургический дом для приема леди и респектабельных дам, которые страдают от заболеваний, излечимых хирургически». Не правда ли, витиевато? Впрочем, иногда он выражался короче. Говорил просто «операция».

В одной из своих работ в 1861 году Браун называет одно из состояний «гипертрофией и раздражительностью клитора». Говоря современным языком, обычная мастурбация. Браун утверждал, что «внешнее возбуждение наружных половых органов» отрицательно влияет на женскую нервную систему и даже может стать причиной бесплодия. Впрочем, он тут же уточнял, что «раздражение клитора и чудовищные его последствия часто излечимы».

В качестве лечения в те времена врачи предлагали ставить пиявки на внешние половые губы, принимать холодные ванны и придерживаться диеты. Браун же пошел дальше: он верил, что решение проблемы кроется в «операции». И у него было немало последователей.

Лекарство от «плохой жены»

Бейкер Браун был человеком честолюбивым. Он утверждал, что при помощи своего метода он лечит болезни, которые прежде были неизлечимы. Называя свой метод «гуманным и эффективным», хирург убеждал всех, что клитеродектомия может стать спасением от каталепсии, припадков, истерии, слабоумия и мании. В своих работах он приводит пример женщины, которая прежде, по словам ее мужа, «нападала на него и царапала его кожу, как тигрица». После удаления клитора она «стала во всех отношениях хорошей женой».

 

17-летняя девушка с каталепсией — состоянием, которое характеризуется ригидностью тела и отсутствием реакции на внешние стимулы, — также, по утверждению Бейкера Брауна, «излечилась». Другая «счастливица» со слабоумием после удаления клитора научилась читать, освоила Библию и даже стала посещать службы.

Отказ от панацеи

Разумеется, сам Бейкер Браун не считал свои действия «варварскими», он искренне верил в то, что приносит добро. Но в медицинских кругах поселились сомнения в эффективности и этичности этой процедуры, а кроме того, в нарушении определенных юридических тонкостей.

В 1866 году Бейкер Браун стал получать негативные отклики на свои действия. Другие профессионалы стали задавать вопросы относительно действенности необычного метода. В одной из статей The Times говорилось, что Бейкер Браун берется за лечение женщин, которые страдают психическими расстройствами. А у клиники хирурга не было соответствующей лицензии, то есть официально он не мог браться за случаи психических заболеваний.

Кроме того, многие утверждали, что методы Бейкер Брауна неэтичны, потому что он не всегда получает согласие. Нет, разумеется, не согласие пациенток, а согласие их мужей или отцов.

Бейкер Браун признался, что иногда он скрывал операции от мужей пациенток, потому что те умоляли его провести операцию в тайне от своих близких. Этот аргумент не убедил специалистов. Бейкера Брауна исключили из медицинского сообщества, его клинику закрыли, а его самого оставили без гроша. Он умер в 1873 году от «размягчения мозга». Хотя его «операция» больше не считалась действенной, ее продолжали практиковать в США. При этом официальный запрет на женское обрезание в Англии вышел только в 1985 году.

Женская сексуальность

Но со смертью Бейкера Брауна медики не поменяли отношение к женской мастурбации. Гинеколог Уильям Эктор в своем трактате 1875 года писал, что «мастурбацию можно охарактеризовать как привычную невоздержанность, провоцирующую заболевания». Он считал, что «как правило, скромная женщина редко желает какого-либо сексуального удовлетворения для себя. Она смиряется с объятиями своего мужа, но главным образом для того, чтобы удовлетворить его… Замужняя женщина не хочет быть поставлена в один ряд с любовницей».

Пройдет еще много лет, прежде чем женская сексуальность обретет собственный «голос», а женщины начнут учиться не стесняться своего тела.


Мама моего мужа женщина хорошая, добрая. Меня приняла как родную, никогда я от нее грубого слова не услышала пока жила с ними в доме. Это было недолго, всего два месяца. Потом мы с мужем переехали в город. Сняли квартиру и стали работать.

Через два года у нас родился сын, и свекровь вызвалась нам помочь. Я очень обрадовалась. Мне стало гораздо легче. Появилось время отдохнуть, поспать в обед, заняться собой. Я была очень благодарна свекрови, что она взяла часть забот на себя и старалась делать для нее все, что было в моих силах.

Покупала ей вещи красивые, обувь. Сводила в парикмахерскую, где она модно постриглась и стала красивой. Покупала ей билеты в театр, в кино. Мы были как подруги.

Когда малышу исполнилось 10 месяцев, я вышла на работу. Свекровь сама меня уговорила. Деньги я получала хорошие, а за ребенком присматривать было не трудно. Сынок был спокойным. Кормила я его смесями. Муж, правда, возражал, он считал, что я должна хотя бы до года посидеть с малышом, но мы его уговорили.

На работу я вышла с легким сердцем. И первое время все было отлично. Мы уходили с мужем рано, приходили поздно, и всегда нас дома ждал вкусный ужин, ребенок спал в кроватке, все чисто.

Мне было совестно, что мы используем свекровь, как няньку. И чтобы как – то ее отблагодарить, стали давать ей каждую неделю небольшую сумму. Ту, что она соглашалась у нас взять. И в выходные она уходила погулять, купить себе что-нибудь. В общем, на душе у меня было спокойно и у мужа тоже.

Так прошло несколько месяцев. Наш сынок уже ходил, нам казалось, что все отлично.

В один из дней я плохо себя почувствовала на работе и, отпросившись, пришла после обеда домой. В это время мой сын должен спать, у него режим. Я думала, что приду и отпущу свекровь по своим делам, побуду с ребенком.

Плачь своего сына, я услышала сразу, как только вошла в подъезд. Быстро поднялась на пятый этаж, открыла дверь и была неприятно поражена. Ребенок был один, плакал в своей кроватке. Квартира была вверх дном, на столе лежали тарелки с недоеденной яичницей, грязное белье лежало в тазу, игрушки были разбросаны по всей комнате.

Такое я застала впервые. Успокоила ребенка, прибрала в квартире. Примерно через час, услышала возле входной двери смех свекрови. Она пыталась открыть ключом дверь, но в замке были мои, и я подошла к дверям, чтобы открыть. Я отчетливо услышала, как она сказала:

- Не сегодня. Давай завтра в это же время. Кажется, кто-то из моих, пришел.

Я открыла ей дверь. Свекровь стояла одна, улыбаясь мне. На мой вопрос, где она была, свекровь сказала, что ходила к соседке записать рецепт.

- Какой рецепт?- спросила я

- Рецепт торта.

- Записала?

- Да, только забыла у нее. Завтра заберу.

Я ничего ей не сказала. В конце концов, свекровь не служанка, не няня. Она могла выйти, задержаться где-то. А то, что ребенок проснулся и плакал, так она же не знала. Такое и со мной могло произойти.

Я ничего не сказала, но мне было неприятно, что она оставила внука одного.

И надо вам сказать, она изменилась за время, которое прожила с нами. Стала совсем другой. Гуляя во дворе с ребенком, она познакомилась с мамами нашего двора. У нее появился круг общения, чему мы с мужем были рады. Мы переживали за нее, старались, чтобы ей не было скучно.

А ей точно, скучно не было. У нее появилось много увлечений. Она стала ходить на выставки по выходным с одной соседкой. С другой соседкой ходила в бассейн, рядом с домом. Все это ей очень нравилось, и происходило в выходной день, когда мы были дома с ребенком.

Но тут, я вдруг подумала, что если у нее есть увлечения и в будние дни, и мы просто о них ничего не знаем?

На другой день я отпросилась с работы, и пошла после обеда домой уже специально. И точно так же услышала плач своего сына. Я поднялась, открыла дверь, и прошла к плачущему сыну. Решила, что на этот раз выскажу ей, что неправильно оставлять маленького ребенка одного. Малыш мой смолк, и тут я услышала, что в комнате свекрови кто-то есть. Я вошла туда не таясь. На диване в обнимку с мужчиной сидела свекровь. При виде меня оба замерли. Я сразу вышла.

Мужчина сразу выскользнул из квартиры. Свекровь призналась, что встречается с ним почти два месяца. Сказала, что еще молодая, и ей нужен мужчина рядом.

Я, конечно, понимаю ее, но уединяться с мужчиной в то время, как ее внук надрывается в одиночестве от плача, неправильно. Почему она спокойно слушала плачь ребенка?

- Ой,- отмахнулась свекровь,- Все дети плачут. Сам бы перестал!

Я была в шоке. О том, чтобы и дальше свекровь жила у нас, не могло быть и речи. Уезжать она не хотела, но мы настояли.

Конечно, быть уверенной в няне, которую мы наняли для сына, мы тоже не можем. Знаем, какое это трудное дело. Но хотя бы сможем требовать с нее. С матерью мужа мне приходилось всегда помнить, что она помогает.

Кстати выяснилось, что соседи многие знали, что она приводит мужчин, и часто оставляет ребенка, но никто ничего мне ни разу не сказал. Мол, не хотели лезть в чужую жизнь.

А свекровь обиделась. Сказала. что теперь мы никогда помощи от нее не дождемся.

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)

Loading...
Другие материалы рубрики:
Loading...