Башаровщина: почему мужьям, бьющим жен, продолжают подавать руку?

Поделиться:

Буквально пару дней назад мы писали о муже Маргариты Грачевой, который вывез ее в лес и отрубил девушке руки. Грачеву дали 14 лет в колонии строгого режима и он подал апелляцию. Московский областной суд оставил приговор без изменений, а вот сам Грачев считает такое наказание «неадекватным». Вот что он пишет:




«Рецидивистам, которые убивают, выходят на волю и опять убивают, назначают 10−14 лет лишения свободы. Почему мне дают срок как какому-то бандиту-рецидивисту, всегда ведущему аморальный, преступный образ жизни? Если абсолютно все свидетели, знакомые, друзья и т. д. характеризуют меня как положительного и порядочного человека».

Вдумайтесь: человек похитил свою бывшую жену и жестоко пытал, по частям отрубая кисти рук. Теперь эта молодая женщина и мама двоих детей — инвалид. Но ведь характеризуют-то его как порядочного, поэтому «А меня-то за что?!» — как бы недоумевает Грачев.

Но на самом деле в том, что Грачев не понимает, за что ему такое «неадекватное» наказание, ничего удивительного нет: он родился, взрослел и жил в нашем обществе, в котором «башаровщина» — абсолютно нормальна. Мужчина, который истязает свою жену, чаще всего не несет никакого наказания, и, главное, само общество его не осуждает. Как оно не осуждает актера Бащарова, который через пару недель выйдет на сцену играть в спектакле «Любовь@.ru». И ему будут аплодировать. И он это знает. Именно поэтому он вот так запросто в очередной раз избил женщину. И, вероятно, изобьет еще раз. Почему это происходит?

О мужчинах как о покойниках: хорошо или никак

Любую жертву насилия со стороны мужчин — хоть физического, хоть сексуального, — всегда спрашивают, чем она спровоцировала это насилие. Но очень, очень мало кто винит самого насильника. То есть, в прямом смысле: когда мы пишем о жертвах насилия и читаем комментарии, мы всегда, каждый раз видим там один и тот же диалог:

— Надо разобраться, чем она его спровоцировала

— А в нем разобраться вы не хотите? Почему он избилубилизнасиловал, он же мог этого не делать!

— Нет, с ним и так все понятно, что толку его обсуждать, посадить надо. А вот она…

Понимаете, да? Мужчины и склонные к внутренней мизогинии женщины никогда не обсуждают ни поступок самого насильника, ни его личность, ни то, почему он совершил преступление: «Да что его обсуждать!» - хоп, фигура выброшена с доски. Теперь пришла пора сосредоточиться на жертве и выяснить, чем же она так провинилась, чем вызвала такие действия по отношению к себе.

На самом деле то, что и как мы говорим — просто отражение того, как мы мыслим. И этот пример очень показателен: тезис «Смысл его обсуждать, любому нормальному человеку понятно, что он негодяй» просто маскирует под собой нежелание обвинять преступника даже тогда, когда в его злом умысле ни у кого нет никаких сомнений. Потому что он — мужчина. И это — проявление той самой мужской солидарности, которая, на самом деле, только в этом ключе и существует. Во всех остальных сферах мужчины готовы топить друг друга, но в случае насилия против женщины — только поддерживать. В самом-самом крайнем случае — просто не осуждать. Просто вообще о нем не говорить, а тех, кто спрашивает — унизить: вы дураки, что ли, вам надо объяснять, что вода — мокрая, а убийца — негодяй?

Да. Надо объяснять. Надо говорить. Надо много раз повторять. Но этого не делается. Более того, на эту зыбкую базу еще и надстраивается совершенно ущербная логика: а вот если мы будем обвинять жертву, другие женщины научатся правильно себя вести и с ними такого не случится! Так чем, как вы думаете, она его все-таки спровоцировала?

Единственная доступная власть

На самом деле это, конечно же, чушь: никакое «правильное поведение» не способно защитить женщину от насилия, потому что насилие — это всегда выбор преступника. Именно он принимает решение избить женщину, именно он это в итоге делает. Так что логично было бы как раз осуждать «кухонных боксеров», обсуждать их в соцсетях, разрывать с ними дружбу, увольнять с работы и не подавать руки (это все помимо наказания в соответствии с законодательством, конечно). Таким образом следующее поколение мужчин очень быстро бы разучилось распускать руки и жертв среди женщин стало бы значительно больше.

Да, это вот так просто работает. Лет 10 назад, если помните, водителям просто не приходило в голову пропускать пешеходов на нерегулируемых переходах: это было редким добровольным актом, такой якобы услугой. И пешеход в этот момент начинал быстрее шевелить ногами, будто бы угодливо благодаря за то, что его пропустили. Сейчас, когда камеры висят почти везде, автомобилисты притормаживают заранее — даже в том случае, если понимают, что успеют проехать до того, как пешеход сделает шаг на дорогу: штраф, который непременно придет, платить не хочет никто. Но показательно даже не это: изменилась культура взаимоотношений между водителями и пешеходами: теперь пропускать принято. Порой можно услышать, как редкому «непропускальщику» другие водители возмущенно сигналят вслед. И это — нормально.

Точно так же стало бы нормально не бить женщин, если бы мужчин, которые это делают, общество действительно осуждало. Но оно этого не делает. Потому что тогда мужчины потеряют единственную доступную почти каждому из них власть — власть над женщиной.

Любое живое существо, способное испытывать боль, мгновенно приучается вести себя так, чтобы этой боли не чувствовать, это основной механизм выживания. Люди — существа еще и разумные, и болью их можно даже просто пугать. Отсюда — обвинения жертв, вопросы о том, чем она его так «довела» и пространные дискуссии на тему «хорошую жену муж бить не будет». Это — власть: запуганная женщина будет делать то, что хочешь ты, а не то, чего хочет сама. Очень удобно.

Более того, часть женщин в стремлении себя защитить уже так глубоко впитали этот яд, что распространяют его дальше сами: да, да, это она наверняка его довела! А я вот не такая, со мной такого не будет, я послушная, я хорошая девочка!

Кроме того, тезисом «Сама дура виновата!» эту власть можно еще и укрепить: жертва, которая себя винит, очень удобна — она не чувствует, что вправе защищаться, и она не понимает, что с ней так обращаться нельзя. Виновата — получи наказание. Все справедливо.

Осуждать в такой ситуации преступника — это пилить сук, на котором сидишь: жертвы поймут, что их защитят. Потенциальные преступники поймут, что ударить женщину, значит не только сломать ей нос, но и себе — жизнь. Власть, построенная на страхе и насилии, перестанет существовать.

И что тогда? Бабы перестанут подчиняться и угождать? Кошмар какой! Нет, надо быстрее написать, что жена Башарова сама виновата! Знала, за кого замуж шла!

Звоночки превращаются в набат

А самое поразительное в этом всем следующее: те самые мужчины, которые никогда не готовы вслух осудить даже настоящего монстра (как было в случае Артема Исхакова); те самые мужчины, что взваливают вину на жертву; те самые мужчины, наконец, что продолжают подавить руку преступникам, и тем самым поддерживать и самих преступников, и непрекращающееся насилие — знаете, что они делают? Они говорят жертвам: «А ты что, когда с ним связывалась, звоночков не слышала? Не видела, с кем отношения начинаешь? Сама вляпалась, а кто-то ей виноват!»

Но, помилуйте, какие могут быть звоночки, когда вы сами не просто продолжаете «связываться» с насильниками, а сами их поддерживаете?

Может быть, коллеги актера Башарова не знают, что он — буйный пьяница и «кухонный боксер»? Прекрасно знают, но у него по‑прежнему есть и работа, и друзья, и даже защитники. Может быть, кто-то говорит о нем как о человеке, с которым связываться не нужно ни при каких обстоятельствах? Нет, конечно. Более того, все говорят, что это очередная «битая жена» чем-то его спровоцировала. То есть, женщине полагается услышать «звоночки», которым звонить не дают. Интересная логика, правда? А вот когда женщина станет жертвой, ей расскажут, что звоночки звонили так, что у всех вокруг уши закладывало. Она одна не услышала, потому что — правильно, слышать не хотела.

И если спросить, отчего же они сами игнорировали этот набат и продолжали дружить с таким негодяем, в ответ услышишь что-то в духе «Не, ну так-то он человек хороший в целом».

И отсюда следует очень простой, но грустный вывод:

Преступление против женщины — не преступление

Они и правда не считают это преступлением. Они хотят продолжать домогаться женщин, насиловать женщин, избивать женщин. Они хотят иметь власть и наслаждаться ею, а позволять жертвам сбегать — не хотят (напомним, что Маргарита Грачева развелась с мужем до того, как он ее искалечил). Они просто хотят, чтобы все это продолжалось, а потому друг друга поддерживают: продолжают подавать руку тому кто, как им прекрасно известно, регулярно избивает жену; покрывают и защищают того, что едва ли не на их глазах изнасиловал пьяную девушку на вечеринке; находят оправдания почти всем, а тем, кому не находят — тех просто не обсуждают. Молчат.

Ворон ворону глаз не выклюет. Ничего личного, девочки.

Напоследок: «Не все мужчины такие!»

Эта фраза — едва ли не самая популярная в комментариях под нашими статьями на тему насилия над женщинами. Что ж, это, безусловно, правда: не все. И каждый, кто считает себя «не таким» всякий раз смертельно оскорбляется и пишет в комментариях, что нет, не такой он! Разжигаете ненависть! Порочите доброе имя нормальных мужчин!

В этой связи у нас есть предложение: мужчина, если вы уверены, что вот именно вы — вовсе не такой, не надо это скрывать. Но и нам рассказывать тоже не надо. Лучше ведите себя, как не такой. Идите в комментарии под статьями о жертвах, и проявите свою «нетаковость» там. Обсуждайте и осуждайте преступника. Делайте репосты и пишите, что этому скоты ни один нормальный человек руки подавать не должен. Интересуйтесь, как негодяй довел себя до жизни такой, что смеет поднимать руку на ту, кто заведомо слабее, поскольку запугана. Спорьте с теми, кто обвиняет жертву, обвиняйте их в том, что они поддерживают насилие. И, наконец, разорвите все контакты с «такими». Даже если они, как вам кажется, в целом люди-то ничего. Вот тогда вы будете «не такой». И эту статью тоже можете репостнуть, кстати. Вам плюсик в карму и к «нетаковости», нам — польза, потенциальным преступникам — осознание того, что им внезапно могут руки когда-нибудь и не подать. Как оно и должно, собственно, быть.

2018-2019 BUKA-BUKA. Все права защищены. NatPress.NET. Медиа Холдинг Разработка Бюро Дизайна AiiA.SU
x