» » » Агиодрама о блаженной Ксении Петербургской и третье правило, для психотерапевта

Агиодрама о блаженной Ксении Петербургской и третье правило, для психотерапевта

Агиодрама о блаженной Ксении Петербургской и третье правило, для психотерапевта
Психология
admin
Фото: BUKA-BUKA
08:31, 07 март 2020
53
0
Примером, когда именно постановка жития привела к пониманию подвига святого, может послужить агиодрама о блаженной Ксении Петербургской, одна из первых поставленных мною агиодрам...

Примером, когда именно постановка жития привела к пониманию подвига святого, может послужить агиодрама о блаженной Ксении Петербургской, одна из первых поставленных мною агиодрам.

Ксения жила в конце 18 века, как можно догадаться, в Санкт-Петербурге. Она была замужем за певчим придворного хора по имени Андрей Федорович Петров, и в 26 лет овдовела.

На похороны она является в одежде мужа и просит называть ее Андреем, уверяя окружающих, что умерла Ксения.

После этого она продает свой дом, раздает имущество и в течение более 40 подвизается юродивой на улицах близ Смоленского кладбища.

Примечательно, что родственники пытались оспорить ее волю, объявив Ксению душевнобольной, однако экспертная комиссия, состоявшая из врача и начальства ее мужа, признала ее здоровой.

В житии описаны многие деяния Ксении и чудеса, случавшиеся по ее молитве. Мы выбрали для постановки три сцены: смерть мужа, оскорбления со стороны неразумных мальчишек и тайная молитва ночью в поле за городом.

По идее, получалась последовательность: травма (потеря мужа) – юродство (как механизм совладания с болью с одной стороны, как провокационное поведение – с другой) – тайное благочестие. Такая последовательность вполне объясняла бы юродство как вид святости.

Психодраматическая постановка, на первый взгляд, не удалась: протагонистка повела действие в направлении переживания горя, тема потери и совладания с ней затмила тему спасения.

При обмене ролями с умершим мужем он тянул Ксению за собой.

Психодраматическая Ксения не смогла вынести такого давления и сошла с ума.

Как заметила группа – никакого Бога тут не было и в помине, ночные молитвы были обращены вниз, под землю.

Агиодрама о блаженной Ксении Петербургской и третье правило, для психотерапевта

Образовалось вполне структурированное безумие – попытка прожить жизнь умершего мужа, доделать то, что он не доделал, но безумие это было совершенно не Христа ради.

С помощью нехитрых психодраматических приемов мы нормализовали состояние протагонистки, однако после этой драмы у меня остался неприятный осадок…

До тех пор, пока через три дня на сайте не появился отчет протагонистки о ее переживаниях после драмы:

"Мне не давало покоя, что Андрей умер без покаяния, и почему она берет его имя. Почему-то захотелось узнать про св. Андрея, имя которого приняла Ксения и я нашла житие, оказалось, он тоже был юродивым.

Там есть сцена, когда хоронят сановника, ему почет и уважение, а Андрей видит, что этот человек убийца, насильник и вор и вокруг пляшут радующиеся бесы, которые его сейчас в ад утащут.

Мне очень захотелось, пока я читала, чтобы Андрей его отмолил, но этого не произошло…

Сначала было как-то мучительно, а потом вдруг все в драме встало на свои места. Ксении, видимо, открылись какие-то страшные грехи любимого мужа, такие, что их просто отмолить было нельзя, и она приняла юродство, чтобы его спасти. Так легко стало!"  

Вот так драма «догнала» протагонистку, вот так она завершила действие без участия группы и ведущего.

Поясню: юродство – это самый трудный подвиг святого, на Руси в народе он ценился выше даже мученичества и монашества.

Почему же Ксения стала именно юродивой?

Видимо, протагонистка права, ей открылась такая степень греховности мужа, при которой молитвы или даже монашеской аскезы было бы недостаточно.

Если бы муж был жив и захотел покаяться, он должен был бы проделать все, что проделала Ксения, сам; поскольку смерть лишила Андрея возможности покаяния, Ксения взяла этот подвиг на себя из любви к мужу (кстати, если бы мы внимательнее читали житие, то обнаружили бы это сразу – там о мотивах Ксении сказано прямым текстом).

Таким образом, в последраматических переживаниях протагонистки произошло то, что могло бы произойти в процессе агиодрамы: акцент сместился с вопроса «Как мне пережить смерть мужа?» на вопрос «Как мне спасти мужа?», с чисто психологической роли на трансцендентную роль.

[img]"[/img]

Особенностью психологических ролей является их обращенность к знаку или образу.

Приведу пример.

Предположим, протагонист-мужчина заявил тему супружеского конфликта. Он выбирает среди участников группы кого-то, кто будет играть роль его жены, идет в эту роль, и из роли жены озвучивает чувства жены.

Затем возвращается в роль мужа, как-то соотносится с позицией жены, затем снова меняется ролями – и так до тех пор, пока компромисс не будет найден, или не будут определены причины конфликта.

Здесь важно понимать, что все действие разворачивается в душе протагониста, протагонист из одной своей внутренней роли («мужа») обращается к другой своей внутренней роли («жены»), в этой драме не задействован реальный человек – жена, мы работаем с образом жены.

Образ жены может более или менее точно соответствовать чувствам реального человека, но это не реальный человек.

Проверить точность образа мы можем только в том случае, если жена присутствует на психодраме и принимает участие в действии.

Смысл такой внутрипсихической драмы – в снятии внутреннего ролевого конфликта, выражающегося, например, в иррациональном чувстве вины или агрессии, и в создании более реалистического образа живого человека.

Чем точнее образ, тем проще затем будет договориться с реальным человеком.

В случае с N это особенно ясно – у нее не было возможности поговорить с нерожденным ребенком нигде, кроме как на психодраме, исчезновение чувства вины было обусловлено исключительно изменением образа младенца, а не поведением самого младенца.

Создать более или менее точный образ другого человека возможно постольку, поскольку этот другой человек в принципе познаваем, по крайней мере, настолько, насколько он обращен к нам.

Иначе обстоит дело с трансцендентной ролью, особенностью которой является ее обращенность к внешнему по отношению к нам Субъекту, сущностные характеристики Которого в принципе недоступны пониманию и восприятию обращающегося к Нему.

В этой ситуации становится бессмысленным один из основных инструментов психодрамы - обмен ролями: ответ на обращение к Господу, который мы получим, поменявшись с Ним ролями, будет ответом от нашей собственной проекции на Него.

Церковью давно уже замечена склонность людей склеивать психические и трансцендентные роли.

В Православии людям настоятельно не рекомендуется во время молитвы представлять себе какой-либо визуальный образ Того, Кому ты молишься.

Отсюда следует еще одно специфическое агиодраматическое правило, на этот раз имеющее отношение скорее к ведущему, чем к участникам:

мы никогда не выводим на психодраматическую сцену Бога-Отца, Христа, Святой Дух и Богоматерь, а также никак не имитируем благодать Божью.

Более узкой, более конкретной задачей агиодрамы является работа над различением трансцендентных и остальных, в первую очередь, психологических ролей.

Первое, что здесь необходимо – это не путать их, и нужно это для того, чтобы обеспечить их бесконфликтное взаимодействие.

Автор текста - психолог, психодрама-терапевт Леонид Огороднов https://www.facebook.com/hagiodrama/

Бонус. Рассказ об агиодраме о Ксении Петербургской. Из прямого эфира программы "Точка опоры" на телеканале "Спас", в 2013 году. Ведущий спрашивает о терапевтическом эффекте агиодрамы, гость (Леонид Огороднов) приводит два примера агиодрам, имевших терапевтический результат - о Параскеве Римской и о Ксении Петербургской.


Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)

Loading...
Другие материалы рубрики:
Loading...