» » » Удары шашкой в романе Шолохова "Тихий Дон": мифы и реальность

Удары шашкой в романе Шолохова "Тихий Дон": мифы и реальность

Удары шашкой в романе Шолохова "Тихий Дон": мифы и реальность
История
ibra
Фото: BUKA-BUKA
22:42, 23 февраль 2020
1 276
0
Изучая корни современных мифов о необычайно эффективных ударах шашкой, следует отметить, что едва ли не половина из них основывается на описаниях, помещенных в знаменитом романе Михаила Шолохова "Тихий Дон" (вторая "едва ли не половина" тянется из мемуаров и исследований по Кавказской войне и оставшаяся сравнительно небольшая часть была запущена из-за ошибок в исследованиях, касающихся истории шашки, которые приобрели необычайную популярность в конце 1990-х - начале 2000-х годов)...
Удары шашкой в романе Шолохова "Тихий Дон": мифы и реальность

Изучая корни современных мифов о необычайно эффективных ударах шашкой, следует отметить, что едва ли не половина из них основывается на описаниях, помещенных в знаменитом романе Михаила Шолохова "Тихий Дон" (вторая "едва ли не половина" тянется из мемуаров и исследований по Кавказской войне и оставшаяся сравнительно небольшая часть была запущена из-за ошибок в исследованиях, касающихся истории шашки, которые приобрели необычайную популярность в конце 1990-х - начале 2000-х годов).

Миф 1. Развалить до пояса.

Удар этот описан в самом начале романа, в эпизоде, когда станичники, заподозрив в колдовстве жену Прокофия, будущего деда Григория Мелехова, пришли к нему в курень, чтобы расправиться с ней: "Прокофий раскидал шестерых казаков и, вломившись в горницу, сорвал со стены шашку. Давя друг друга, казаки шарахнулись из сенцев. Кружа над головой мерцающую, взвизгивающую шашку, Прокофий сбежал с крыльца. Толпа дрогнула и рассыпалась по двору. У амбара Прокофий настиг тяжелого в беге батарейца Люшню и сзади, с левого плеча наискось, развалил его до пояса. Казаки, выламывавшие из плетня колья, сыпанули через гумно в степь". Как показывает анализ документальных источников, такой удар вполне возможен, причем именно для рубки на ногах. Клинок при этом не столько рубит (в европейской манере), сколько режет (в восточной манере), проходя по дуге и соприкасаясь с целью уже во второй трети клинка (где, следует отметить, начинается изгиб у лучших восточных сабельных клинков). Именно такие ранения описывает военный хирург Н. Пирогов в своем "Отчете о путешествии по Кавказу" (1848): "Мы видели ... ранения, простирающиеся от плеча до таза, вдоль спины, с разрубленною вдоль лопаткою" (Н. Пирогов описывает это ранение более подробно в другой части своего "Отчета").

Миф 2. Перебрасывание шашки из правой руки в левую.

Этот прием, использовавшийся Григорием Мелеховым, стал основанием для мифа, согласно которому казаки в конном бою перебрасывая шашку из одной руки в другую и заходя с левой стороны противника, получали важное преимущество: рубить левую сторону противника, имея шашку в левой руке, гораздо легче, чем защищать свою левую сторону или рубить справа налево, имея шашку (саблю) в правой руке. Однако сторонники этого мифа упускают одну важную подробность: Григорий был левшой, переучившимся на правшу уже в десять лет, и ему в общем-то было без разницы, какой рукой держать шашку и поэтому этот "маневр", по словам М. Шолохова, был присущ только ему: "Был у Григория один, ему лишь свойственный маневр, который применял он в атаке. Он прибегал к нему, когда чутьем и взглядом распознавал сильного противника, или тогда, когда хотел сразить наверняка, насмерть, сразить одним ударом, во что бы то ни стало. С детства Григорий был левшой. Он и ложку брал левой рукой и крестился ею же. Жестоко бивал его за это Пантелей Прокофьевич, даже ребятишки-сверстники прозвали его "Гришка-левша". Побои и ругань, надо думать, возымели действие на малолетнего Гришку. С десяти лет вместе с кличкой "левша" отпала у него привычка заменять правую руку левой. Но до последнего времени он мог с успехом делать левой все, что делал правой. И левая была у него даже сильнее. В атаке Григорий пользовался всегда с неизменным успехом этим преимуществом". Правше этот прием выполнить без специального обучения практически невозможно. При этом следует отметить, что кавалеристов старались обучать владению левой рукой уже как минимум с конца XVIII века. Так, в русском "Воинском уставе о полевой гусарской службе" 1797 года указано: "рекрута выуча ездить верхом, учить как владеть саблею и пистолетами, то есть, как рубить, закрывая при этом голову и тело, и как отводить сзади удар на скаку, в рыси и в шаге, как владеть саблею обеими руками". Делать это требовалось для того, чтобы кавалерист сохранил боеспособность, если устанет или будет ранен в правую руку в бою (как показывает анализ источников, эта рука была одной из самых легких целей в бою). Однако, обучали ли "леворукой" технике в армейских или казачьих частях и насколько эффективно - достоверно неизвестно. Следует также добавить, что перед началом атаки уставы предписывали одевать на руку темляк, который, очевидно, весьма затруднил бы переброску шашки из руки в руку, но зато гарантировал то, что шашка не вылетит из руки при первом же неловком ударе.

Миф 3. "Баклановский удар".

Этот удар, с легкой руки писателя названный по фамилии знаменитого казачьего атамана Бакланова, демонстрировал Григорию Мелехову казак Чубатый. "- А баклановский удар знаешь? Гляди! Чубатый выбрал росшую в палисаднике престарелую березку, пошел прямо на неё, сутулясь, целясь глазами. Его длинные, жилистые, непомерно широкие в кисти руки висели неподвижно. – Гляди! Он медленно заносил шашку и, приседая, вдруг со страшной силой кинул косой взмах. Березка, срезанная на два аршина от корня, падала, цепляя ветвями голые рамы окон, царапая стену дома". Этот удар вполне возможен. Однако, говоря о нем, следует отметить два обязательных нюанса: в него вкладывается вес тела, которое бросается сверху вниз (Чубатый рубит "приседая"), и он возможен только если рубящий находится выше цели. Любопытно, что практически также описан удар, который Бек-Агамалов демонстрирует в повести А. Куприна "Поединок": "Бек-Агамалов отошел на два шага от глиняного болвана, впился в него острым, прицеливающимся взглядом и вдруг, блеснув шашкой высоко в воздухе, страшным, неуловимым для глаз движением, весь упав наперед, нанес быстрый удар". Следует добавить, что Бек-Агамалов рубил не только "падая вперед", но и еще на выпаде, что дополнительно усиливало удар. Можно вполне уверенно утверждать, что этим ударом вполне можно нанести рану, описанную Пироговым.

Миф 4. Клинок с ртутью.

Описывая "баклановский удар" М. Шолохов "с легкостью необыкновенной" запустил еще один миф, который и сегодня еще сохранился среди любителей шашки. Все тот же Чубатый, показывая "баклановский удар" сказал Григорию: "– Видал? Учись. Бакланов-атаман был, слыхал? Шашка у него была – на стоке ртуть залитая, поднимать тяжело её, а рубанет – коня пополам. Вот!" Впрочем, этот миф сегодня встречается крайне редко и только в среде наиболее "темных" любителей не только шашки, но и клинкового оружия вообще, постепенно превращаясь в способ издевки "более знающих" товарищей над такими "знатоками". Однако, любителям посмеяться над "темнотой" следует знать, что о бытовании подобных клинков вполне уверенно говорили весьма почтенные оружиеведы XVIII и XIX веков, оговариваясь, впрочем, что сами они подобных клинков не видели. Так, Дж. Лэйфем, ведущий специалист фирмы "Вилкинсон" по клинковому оружию, писал в 1863 году: "Есть некоторые очень любопытные старые мечи, как европейские, так и восточные, с которыми, как я осмелюсь сказать, мои слушатели встречались, в которых обух сделан полым, и ртуть, помещенная в рукоять, перетекает к острию при ударе, усиливая тем самым его силу".

О том, как рубили шашкой и саблей в XIX веке, вы можете прочитать здесь.

О секрете режущего удара шашкой вы можете прочитать здесь.

[img]"[/img]

Мы продолжим публикации статей об оружии, тактике боя и военных эпизодах разных стран и разных веков. Подписывайтесь на канал читайте, делитесь, комментируйте и задавайте вопросы!


Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)

Loading...
Другие материалы рубрики:
Loading...