» » » Уганда. 25 вопросов к Богу. ЕСТЬ ЛИ В АФРИКЕ АЛЬТЕРНАТИВА ЭКО ДЛЯ БЕЗДЕТНЫХ ПАР? (12 глава)

Уганда. 25 вопросов к Богу. ЕСТЬ ЛИ В АФРИКЕ АЛЬТЕРНАТИВА ЭКО ДЛЯ БЕЗДЕТНЫХ ПАР? (12 глава)

Уганда. 25 вопросов к Богу. ЕСТЬ ЛИ В АФРИКЕ АЛЬТЕРНАТИВА ЭКО ДЛЯ БЕЗДЕТНЫХ ПАР? (12 глава)
Путешествие
ibra
Фото: BUKA-BUKA
00:14, 04 февраль 2020
109
0
ЕСТЬ ЛИ В АФРИКЕ АЛЬТЕРНАТИВА ЭКО ДЛЯ БЕЗДЕТНЫХ ПАР? Прежде, чем ответить на этот вопрос (и ответить утвердительно, не интригуя специально), я позволю себе вернуться к месту нашей последней ночёвки. Случилась она в небольшом отельчике «Раджа», что находится в городке Форт Портал, близ разлома хребта Рувензори...
Уганда. 25 вопросов к Богу. ЕСТЬ ЛИ В АФРИКЕ АЛЬТЕРНАТИВА ЭКО ДЛЯ БЕЗДЕТНЫХ ПАР? (12 глава)

ЕСТЬ ЛИ В АФРИКЕ АЛЬТЕРНАТИВА ЭКО ДЛЯ БЕЗДЕТНЫХ ПАР?

Прежде, чем ответить на этот вопрос (и ответить утвердительно, не интригуя специально), я позволю себе вернуться к месту нашей последней ночёвки.
Случилась она в небольшом отельчике «Раджа», что находится в городке Форт Портал, близ разлома хребта Рувензори.


Не знаю, как вы, а я очень чутко реагирую на звучание слов. Для меня слова бывают вкусными и не вкусными, глубокими и мелкими, благозвучными и режущими слух. Слово «Форт Портал» мне, безусловно, понравилось. Во-первых, я никак не могла его запомнить, а это означало, что ассоциации, рождаемые названием городка, столь многочисленны и неоднозначны, как неоднозначно и само впечатление от местности, куда мы прибыли. Было в этом городе что-то пиратско-флибустьерское, что-то волнующее и будоражащее, что совсем не «билось» с приземистыми домиками на тихих улочках и тотальным провинциальным запустением…
Знаете, где находится Форт Портал? Между центральноафриканскими озерами Эдуард и Альберт, там, где линия экватора пересекает границу Конго и Уганды, и рядышком с которым «спрятался» один из самых загадочных горных массивов нашей планеты — горы Рувензори.
Да-да! Вы не ослышались! Именно спрятался, ибо до 1888 года (то есть, почти до начала ХХ века) их не видел ни один европеец. Да и после того, как знаменитый путешественник Генри Стэнли открыл этот горный массив для науки, немногие сумели полюбоваться его сверкающими снежными вершинами.


Дело в том, что триста дней в году массив Рувензори закрыт облаками, да и в оставшиеся два месяца лишь ненадолго открывается на рассвете или на закате взорам проходящих у его подножья путешественников.
Когда в 1906 году итальянская экспедиция составила первую карту этих мест, оказалось, что протянувшиеся на сто двадцать километров с северо-востока на юго-запад горы Рувензори — высочайший горный хребет Африки. Целых девять вершин его поднимаются более чем на четыре километра, а самая высокая из них — пик Маргерита — достигает пяти тысяч ста метров и является третьей по высоте на континенте (после вулкана Килиманджаро и горы Кении.)


Арабские географы еще со времен Птолемея писали о существовании в центре Африки таинственных Лунных гор. Считалось, что именно в них находятся истоки Нила. Однако потребовалось почти две тысячи лет, чтобы подтвердить это предположение. Причем уже в XIX веке пять прекрасно оснащенных экспедиций, побывавших на озерах Альберт и Эдуард, не смогли обнаружить Рувензори, хотя, казалось бы, с такого расстояния это не сложнее, чем заметить Эйфелеву башню с набережной Сены. Мешали плотные облака, полностью скрывавшие гигантский горный массив от исследователей.
Но подробнее о горах Рувензори и о нашем путешествии по высокогорному серпантину, когда дыхание сбивается, а в глазах не исчезает туман (там, правда, всё в сплошном тумане) я расскажу в следующих главах.


Сегодня нам предстояло переехать через небольшой перевал в северной оконечности Рувензири (фактически, в седловине гряды), потому что Роберт обещал показать нам нечто удивительное.
- Это удивительное будет связано с чем? – приставали мы к Роберту, пока он прогревал автомобиль (температура была совсем не африканской, градусов 13).
- Увидите!
- А может нам еще и куртки взять?
- Лучше купальники. День обещает быть жарким.
- Ты шутишь? Да у нас зуб на зуб не попадает. – Аника впервые усомнилась в своем безупречном знании английского языка и поверх толстовки набросила на себя флаг своей компании, который путешествовал вместе с нами по Уганде. (Вот что значит корпоративный дух на практике! Не пиар, но веление сердца!).


- Не спорьте! Давайте ехать, солнце уже высоко…
- Ага! Семь утра только!
Тем не менее, через минуту мы уже покидали Форт Портал, расположенный на высоте 1600 метров над уровнем моря. Поселок скорчился под могучим горным массивом, утопая в необозримом море банановых плантаций. Мне даже показалось, что, нигде в Африке нельзя больше увидеть такого огромного количества гигантских зеленых листьев, укрывающих под своими растрепанными краями длинные связки зреющих бананов. Плантации кофейного, хинного дерева и чая, отмирающие плантации каучуконосов и необозримые кукурузные поля — так выглядят окрестности Форт-Портала, представляющие собой входные ворота в один из величайших первобытных лесов Центральной Африки — лес Итури.


Уганду задевает только край этого леса. Весь остальной обширный лесной массив находится по другую сторону реки Семлики, соединяющей озера Альберт и Эдуард, там, где начинается территория Конго.
- Ой, как же тут много бананов! – восхитилась Аника.
- Это не бананы. Это матоки, - поправил её Роби и притормозил возле бесконечного местного рынка, тянущегося вдоль всего шоссе, - Почём матоки?
Ответ его удовлетворил, и мы зачем-то купили огромную связку зеленых бананов, которая весила, по ощущениям, килограмм тридцать.
Мы продвигались всё дальше и дальше на север, хотя сердце моё рвалось на юг, ибо именно там, на южном отроге гор Рувензори, живет негритянское племя бамбе, до сих пор ничего не знающее о цивилизации.

Природа предоставляет ему все необходимое для скудной, однообразной жизни. Там не увидишь разодетых леди в пестрых длинных платьях. Женщины племени бамбе должны удовлетворяться тряпкой или двумя пригоршнями травы и листьев, привязанных ремешком вокруг бедер. Бембе не знают счета дней и лет. Единственное занятие мужчин — охота, а женщины выращивают бананы. Именно так представляют себе идиллическую «Черную Африку» романтичные мечтатели и богатые туристы из Европы и Америки.
Увы… За короткие недели новогодних каникул мечта пожить среди бембе так и осталась мечтой.
- Роберт, а куда мы едем?
- К сказочным источникам женской и мужской силы.
- А зачем?
Роберт не повернул головы, но напряженный затылок мужчины говорил о том, что слова даются ему с трудом:


- Наша официальная статистика утверждает, что все племена вокруг Рувензори быстро вымирают. В очень многих крестьянских семьях или вовсе нет детей, или есть один ребенок. Тяжелый труд и болезни, однообразное и скудное питание вызывают бесплодие женщин. К тому же большая часть детей умирает вскоре после рождения. У всех детей, переживших критический первый год жизни, большие вздутые животы — последствие малярии и хронической болезни печени. В большинстве деревень крестьяне даже не подозревают о существовании медицины, а их лекарственные травы и заговоры не спасают от губительных болезней. И только те из них, кто находит в себе достаточно сил и чуть-чуть денег, чтобы приехать в это место, обретают надежду вновь испытать счастье материнства или отцовства.
- Ух, ты! – обрадовалась я. – Пусть и колдовство, пусть чудеса, но зато хоть какой-то шанс.
На облупившемся дорожном указателе — надпись по-английски: «Ведите машину осторожно на протяжении 11 миль». По окончании этих миль новая надпись: «Ведите машину осторожно на протяжении 17миль».


- Интересно, а написать сразу «28» нельзя было? – бурчу я, и любуюсь окружающим пейзажем.  Долина с моей стороны машины сползает вниз, а со стороны Аники и Андрея взымается отвесная гряда скал и леса. Классические изгибы серебристого серпантина дороги  сверкают в сочной зелени девственного леса и извиваются серебряной лентой по саванне до самого горизонта, сливающегося с синим дымом степных пожаров.
После часа езды высотомер падает ниже 700 метров. Девственный лес окружает нас со всех сторон, как узкий туннель. Здесь начинается та Африка, которую мы видели в ЦАРе и Конго тысячами километров южнее. Та Африка, в которую мы стремились проникнуть и которой мы посвятили столько лет своей жизни.
Машина останавливается.


- Приехали, заявляет Роберт и вытаскивает из багажника связку матоки и зачем-то пакет с парой десятков куриных яиц.
Липкая, влажная жара мгновенно перехватывает дыхание. Об утреннем холоде забыто уже давно. Сердце начинает биться часто-часто, а глаза слезиться не только от яркого солнца, но и от паров вонючих репеллентов, которыми Петрович заботливо обливает нас с Аникой.
- Я никуда не пойду!
- Пойдёшь, только торопиться не будешь. Иди аккуратно. Роберт сказал, что источники всего в километре от этого места.
На меня с легкой ухмылкой смотрит молодой рейнджер. Он подтянут, бодр и одет (по такой-то жаре!) в наглухо застёгнутый камуфляж и высокие резиновые сапоги. Через плечо у него переброшен автомат.
Аника тут же знакомится и вручает рейнджеру древко со своим флагом. Мы ныряем в узкий тоннель Итури.


Через тридцать минут ходьбы мы замечаем столбы белого пара. Вероятно, именно там из вулканической почвы бьют мощные горячие водные струи. Мы пробиваемся к первому источнику  сквозь густую сеть слоновой травы и колючих кустарников. Уже издалека до нас доносится горячее дыхание серных паров и кажется, что мы углубляемся не в лес, а прямиком в глотку дьявола. Наконец мы пробрались к широкому скалистому ложу, из многочисленных расщелин которого вытекали покрытые пузырями струи кипящей воды и стекали по голой желтой от серы скале в болотистое русло.
- Стоп! Дальше идти только след в след! – командует рейнджер.
- Чегой-то? – пробую возмутиться я и чувствую, как ногу мгновенно ошпаривает жаром. Вода, как оказалось, здесь ровно сто градусов. А вот болотистая жижа и того горячее…


Я остаюсь в небольшой беседке, построенной на краю поляны (идти дальше во вьетнамках – утопия!), а мои товарищи идут к главной чаше, напоминающей по форме женскую вульву. Даже без объяснений понятно, что это и есть знаменитый источник женской силы. Мне не очень хорошо видно, но мои друзья зачем-то засовывают матоки и яйца в озерцо кипящей воды, а затем, осторожно перепрыгивая с кочки на кочку, начинают фотографировать это сказочное место.
Через десять минут завтрак готов.
Мы с подозрением косимся на почерневшие варёные бананы, которые Роберт и рейнджер заботливо раскладывают нам на тарелки и предпочитаем дегустировать привычные варёные яйца. Однако любопытство берет верх, и мы пробуем матоки…
Что вам сказать? ЭТО БЛАЖЕНСТВО!


Если вы еще помните забытый с детства вкус первой молодой картошечки, появляющейся на рынках в начале июня (нежной, рассыпчатой, ароматной, бело-жёлтенькой), то вы поймёте, что испытали мы, отведав матоки. Жаль, что из приправ у нас была только крупная соль. Еще бы чуть-чуть сливочного маслица и укропчика, и я бы променяла эту простую африканскую еду на все сокровища и деликатесы мира.
Между делом, рейнджер начинает рассказ:


- Наши предки знают, что этот источник, гейзер Лунных гор, обладает особенной силой. Если прийти сюда с шаманом или священником, если принести жертву (курицу, или тушку козла), опустить их в источник, чуть-чуть съесть самому, а остальное раздать людям… Если затем с соответствующими заклинаниями набрать из гейзера воды, остудить её и вымыть женщину, то уже к исходу первой луны она понесёт… Она забеременеет, даже если тридцать лет до того была бесплодной. Но у нас живут бедные люди. Поэтому обычно к источнику приходят целыми группами из бездетных пар, чтобы проведение ритуала было менее дорогостоящим.


_ И что? Ни разу не было осечки? – не верю я.
- Ни разу! Ни единого разу. Мы фиксируем всех, кто приходил к источнику для зачатия и тех, кто потом приехал поблагодарить силы Лунных гор за подаренного сына или дочь.
- Но ведь причиной бездетности может быть и мужское бесплодие? – проявляет бдительность Аника.
- Правильно! В двух километрах отсюда бьет источник мужской силы, поэтому ритуал повторяют и там.
- Эх! Как бы сообщить об этом дивном месте в России? Билет до Энтеббе стоит недорого, да и на жертвенных кур у россиян денег точно хватит. Это, в любом случае, дешевле, чем ЭКО! – с видом знатока произносит моя подруга и уточняет, - А к мужскому источнику мы пойдём?
- Обязательно! Только не пойдём, а вернемся обратно к заимке и поедем. Тут идти всего ничего, но я вижу, что ваша подруга совсем раскисла от жары.


И ведь он прав! Температура под сорок градусов, влажность, серные пары и вкусная еда сделали своё дело… Я почти плыву, сидя на пенёчке,  и в грёзах мне являются тысячи россиян, которые наш клуб привозит сюда, чтобы подарить им радость материнства. Интересно, за улучшение российской демографии нам выпишут государственную премию?


Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)

Loading...
Другие материалы рубрики:
Loading...