» » » Уганда. 25 вопросов к Богу. Часть пятая.

Уганда. 25 вопросов к Богу. Часть пятая.

Уганда. 25 вопросов к Богу. Часть пятая.
Путешествие
admin
Фото: BUKA-BUKA
02:33, 27 январь 2020
205
0
ЧТО БУДЕТ СО СТРАНОЙ, ЕСЛИ ПОГУБИТЬ ЕЁ ЯЗЫК И КУХНЮ? Хочешь погубить народ, истреби его язык и кухню! Так утверждал великий русский адмирал, министр просвещения и Президент Российской Академии наук Александр Семёнович Шишков. Правда, до него об этом же твердили Платон, Вергилий, Демосфен, Гомер, Петрарка, Тициан и даже Мильтон и Шекспир…...
Уганда. 25 вопросов к Богу. Часть пятая.

ЧТО БУДЕТ СО СТРАНОЙ, ЕСЛИ ПОГУБИТЬ ЕЁ ЯЗЫК И КУХНЮ?

Хочешь погубить народ, истреби его язык и кухню! Так утверждал великий русский адмирал, министр просвещения и Президент Российской Академии наук Александр Семёнович Шишков. Правда, до него об этом же твердили Платон, Вергилий, Демосфен, Гомер, Петрарка, Тициан и даже Мильтон и Шекспир…


Эту истину подняли, словно знамя, современные американские политтехнологи, решившие обанглоязычить весь мир. Эх, не знали они видимо, что и на старуху бывает проруха, не бывали в маленькой африканской стране Уганде, которая многократно пережила насилие и над своими языками, и над национальной кухней, но так и осталась самобытной и непокоренной.
Отсюда вопрос к Создателю – ПОЧЕМУ?


Давайте попробуем разобраться и мы с вами.
Вся Уганда, действительно, говорит исключительно на английском языке. Даже обще континентальный царь языков экваториальной Африки – суахили, скромно уступил английскому свое законное место. Частенько двум угандийцам из разных районов страны проще понять друг друга на английском языке, чем договориться на похожих диалектах своих родных племен и народностей. Ничего подобного мы не видели ни в Намибии, ни в Танзании, ни в Кении, ни севернее, ни южнее Уганды.


С кухней – та же беда. Сколько не пытались мы отыскать подлинно угандийское блюдо, нам обязательно предлагали что-то, или «нечто» знакомое по путешествиям в другие, даже отдаленные, уголки мира.
И, тем не менее, Уганда живёт и не «парится» по этому, обидному для любого иного национального самосознания, поводу. Как ей это удалось?
- Братцы, да тут столько племен намешано, как при Вавилонском столпотворении, - хохочет Роман Кашигин. – И у каждого свои традиции, свои обычаи, своё наречие. Говорить об их самобытности можно часами, и мы еще будем с вами это делать. Так что подданные Её Величества Королевы Англии, возможно, великое дело сделали, насадив здесь свой английский и вынудив племена хоть к какому-то общению.


- Но почему английский, а не арабский, или индийский? – удивляется Аника. – Тут ведь кого только не было…
- Арабы принципиально не обучали местных арабскому. Напротив, они сами выучили суахили, точнее, пять слов из этого языка, которые обозначали «поди», «принеси», «подай», «работай» и «заткнись». А индийцы, пришедшие сюда, сами были под пятой у Англии, и говорили, следовательно, на этом языке.
- Не знаю, не знаю, - пробурчала я. – У меня создалось впечатление, что индийцы тут главнее всех. Англия только делала вид, что правила. А индийцы делали вид, что подчинялись. Судите сами: в какую кафешку или магазин не зайдёшь, сплошь лица из индийских мелодрам в виде топ-менеджеров.


- А вот тут ты права! – Рома посмотрел на часы и поинтересовался, - Кстати, не пора ли и нам зайти в какую-нибудь кафешку?
Шел всего второй день нашего пребывания в Уганде, но впечатлений и эмоций было столь много, что складывалось устойчивое ощущение, будто мы пробыли в Уганде уже пару недель.
- Знаешь, - подмигнула я Анике, - Я никогда особой прожорливостью не отличалась, но всегда с трепетом относилась к национальной кухне. Есть в этом нечто сакральное. Ты словно постигаешь страну изнутри. Это как причастие. Как приобщение к постижению её главной тайны. Узнаешь, что народ ест, узнаешь и сам народ!
- Согласна полностью, - кивнула Аника, легко выпрыгивая из микроавтобуса – Как только речь заходит о моём любимом Таиланде я тут же во рту чувствую привкус его знаменитого  том-яма….


Однако оказалось, что и с кухней у угандийцев всё обстоит точно так же, как с языком. «Козлятина горам-масала», «Курица карри», «Кебаб из говядины», «ливанская мусака», «омлет с мясом по-арабски»…
- Рома, а что в этом ресторане есть из национального?
- Матоке, пиво и джин «Ugandan Warragi». Вот его я вам особенно рекомендую. Вкуснее даже нашей водки (просто пока не умеют разбавлять и химичить), да и голова не болит.


- Матоке тоже пьют? – сморщила Аника нос, так как жара совсем не располагала к алкоголю в это время суток.
- Нет, матоке едят. Но лучше пробовать это блюдо на пикнике, или где-то в менее цивилизованном месте. Не забывайте, здесь рестораном управляют индийцы, поэтому чистого вкуса матоке вы так и не узнаете.
- Бедные африканцы… Мы в Москве, конечно, тоже едим блюда разных стран мира, но дома-то всегда можем отварить картошечки, налепить пельменей и побаловать себя ушицей. А тут…
- А тут всё проще! Знаете ли вы, что в Уганде растет около пятидесяти видов того, что мы привыкли именовать картошкой? Это и наш, привычный картофель, и та же матоке, и сладкий картофель, и кассава (маниока) и т.д. и т.п. Всё это стоит копейки и доступно на каждом шагу. Трудно остаться голодным, если съешь килограмм пюре, согласны? А вот с приправами и соусами они не особо мучаются. Им плевать на национальное происхождение добавок… Главное, чтобы в тарелке порция была максимально большой, да местами водилось мясо…

Однако в тот день мы так и не поняли всей правдивости, а, главное, масштабности Роминого рассказа.
Для этого нам предстоит перенестись на три дня вперед и рассказать, как мы впервые познакомились с африканским аппетитом…
Отправляясь в экспедицию и зная, что с питанием у нас будут проблемы (по нашим планам выходило, что мы будем лишь успевать завтракать ранним утром и, возможно, иногда ужинать), мы набрали провиант с собой. Это правильнее, чем отыскивать в глуши, куда мы хотели непременно забраться, харчевню, где о санитарных нормах никто не знает, а вкус еды может быть непредсказуем.

В этой связи мы взяли с собой в Африку три батона сырокопченой колбасы, вяленое мясо, несколько больших «косичек» сыра чечил, огромный пакет «Нескафе-Голд», ну и так, по мелочи… На две недели путешествия всего этого добра должно было хватить с избытком. В Энтеббе мы купили лишь хлеб, крекеры, да несколько коробок соков и бутылок воды. Однако устроить «пиршество на колесах» нам удалось всего один раз…
Наш водитель, Роберт, которому мы впервые предложили попробовать наши коронные отечественные бутерброды с колбаской и сыром, долго принюхивался, присматривался к незнакомой еде, потом откусил, прожевал и, улыбаясь, поднял большой палец вверх.


- Ну и ладушки! – обрадовались мы, так как теперь и вопрос с едой водителя был решен.
Как я уже говорила, примерно на третий день после отъезда из Энтеббе, нам довелось проделать довольно большой перегон почти в пятьсот километров по очень сложной дороге. А ведь мы не просто ехали. Мы останавливались в деревнях, разговаривали с местными жителями, много фотографировали, часто просто включались в повседневную жизнь селян… Словом, было не до еды. Добравшись до отеля, мы заказали ужин, мечтая лишь о том, чтобы официанты оказались расторопными и мы могли быстрее лечь спать.
- Я заеду за вами утром, - грустно сказал Роберт. – Я буду ночевать неподалеку, в городе. Тут очень дорого.
- Постой! – спохватились мы. – А ужин?
- Я заказал его только для вас, - еще печальнее вздохнул парень. – Тут очень долго готовят…
- Тогда вот что, - не растерялась Аника, - Ты видел в машине колбасу, сыр, кофе, печенье, хлеб, фрукты… Бери что хочешь и спокойно ешь! Нельзя же ложиться на голодный желудок!


Утром, едва забрезжил рассвет, мы с вещами уже стояли у машины Роберта.
- Ты вчера поел? – бдительно поинтересовались мы.
- О, да! Много, вкусно! – радостно зажмурился африканец.
- Ну и ладушки, - облегченно вздохнули мы и… остолбенели: огромная пластиковая корзина, в которой хранился наш провиант, была девственно чиста и пуста.
- Он что…, всё слопал? – не могла поверить я своим глазам.
- Похоже на то, - расхохоталась Аника. – Теперь нам точно придётся полностью погрузиться в жизнь угандийцев. Есть больше нечего! То есть, абсолютно!!!
- Эх, многое я бы отдала за то, чтобы увидеть, как можно в одиночку съесть то, что средняя московская семья употребляет за месяц…
Зачем я это сказала?
Потому что днём мы это увидели!


С точки зрения понимания Уганды, постижения её национальных особенностей и традиций – это был очень наглядный урок. Но для европейца подобное гурманство было зрелищем тяжеловатым…
Если вы будете в Уганде, присмотритесь к небольшим кафешкам, в незастекленных окнах которых виднеются железные подносы с крышками, похожие на те, которыми сервируют на египетских и турецких курортах шведские столы. Такие кафешки очень популярны среди местных жителей. За символические два-три доллара вы можете пройти вдоль всего ряда булькающих судков и положить себе на тарелку всё, что будет душе угодно. Ассортимент не слишком богат, но несколько видов картошки, риса, овощных рагу, салатов и фруктов там есть. И, конечно, в обязательном порядке есть козлятина, курица, рыба и местные сосиски с кусочками жареного бекона.


Принюхавшись, мы не сговариваясь выбрали белый рис, мясо с подливкой и томатный  салат. Всё это нам показалось наиболее чистым безопасным. Остаться голодными мы не боялись: тарелки напоминали большой круглый поднос. И в это самое время к нашему столику подошел Роберт со своей тарелкой. Аника поперхнулась, я открыла рот, а Петрович тихо засмеялся и нагнулся над фотосумкой, якобы заменить в фотоаппарате пленку. ..
На подносе у Роберта высилась гора, просто Эверест, из всех гарниров, предложенных в заведении. Они были заботливо утрамбованы и уложены впечатляющим конусом. Сверху эта гора была полита сразу всеми соусами, которые нашлись в ассортименте. Ну а поверх них лежал великолепный натюрморт из рыбы, птицы, козла и сосисок, кокетливо присыпанный шпинатом.


Мы постеснялись достать фотоаппарат. Но поверьте, никто из вас такую порцию не осилил бы ни за какие коврижки! А Роберт это сделал легко и непринужденно, буквально за пять минут.
-По возвращение в Энтеббе спустя две недели, мы задали Роману мучавший нас вопрос: почему угандийцы (все, не только Робби) едят так много? И почему, в таком случае, они все стройные и поджарые?
- Не знаю, - рассмеялся Роман. – Но нам с вами столько не съесть никогда! Это какой-то национальный обычай. Ведь не впрок же они это делают… 

Возвращаясь к вопросу национальной кухни, о которой вы спрашивали в самом начале, я думаю, что дело было так… Арабы, пришедшие с Ближнего Востока пытались приучить африканцев есть свои блюда. Воспитанные угандийцы не могли отказаться и… ели. Но потом, для верности, подкреплялись еще и своими жареными бананами. Потом арабов потеснили хозяева из Индии и тоже приказали есть свою еду. Жители опять не спорили. Они покорно съедали карри, по привычке арабскую кашу и салат, а потом опять свои бананы. То же самое произошло и с приходом европейцев…. Так что, если в Москве будет проходить конкурс «Мистер Обжора», вы знаете, куда звонить. Я подберу вам самого талантливого кандидата из местных, и мы завоюем все медали…


Вот такой вот угандийский пердюмонокль…
Великие философы всегда правы, но Уганда, возможно, то самое исключение, которое  заставит активистов-политтехнологов призадуматься: «А вдруг победа над кухней и языком еще не означает победу над страной и народом»?

Кстати, некоторые классные рецепты из этой поездки (и не только, а из всех экспедиций) я даю на своём втором канале:

https://zen.yandex.ru/media/innametelskaya/ryba-s-kartofelnoi-chelkoi-pod-limonnym-sousom-5e26f3538d5b5f00ad1ecfaa


Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)
Другие материалы рубрики: