Воровка книг

Воровка книг
Кино
ibra
Фото: BUKA-BUKA
10:50, 15 январь 2020
662
0
Роман о том, что ничего нет нелепее смерти. О том, что война, какой бы "обоснованной" она ни была - не нужна. О расчеловечивании. О человечности. О детстве. О папе. О маме. О книгах как сокровищах...
Воровка книг

Роман о том, что ничего нет нелепее смерти. О том, что война, какой бы "обоснованной" она ни была - не нужна. О расчеловечивании. О человечности. О детстве. О папе. О маме. О книгах как сокровищах.

13-летняя девочка Лизель попадает к приемным родителям. Германия 1939-1943 гг, небольшой городок Молькинг (его нет на карте). Небо-улица, Химмель-штрассе. Простая немецкая семья. Папа - маляр (и душевный аккордеонист), мама - прачка, общающаяся со всем миром с помощью бранных слов. Вокруг - массовое умопомрачение. Человечек с квадратными усиками и зачесывающий волосы налево поселился в мозгу каждого добропорядочного бюргера. Почти каждого. - Вы слышите меня, бандерлоги! - Мы слышим тебя, Каа! Сегодня в шесть жжем книги расово неполноценных, приходите...

А детство, есть - детство. - Папа, давай почитаем? - Да, Лизель. И они на ночь тайком от мамы читают пособие "В помощь гробовщику". Это была первая книга Лизель. Вторую она вытаскивает из углей костра ненадежных книг. Потом будут ещё и ещё.

Еврей Макс читает " Майн кампф". Его укрыли у себя в подвале немцы Ганс и Роза, родители Лизель. - Почему ты все время читаешь эту книгу? - Это лучшая книга на свете, потому что она спасла мне жизнь. Потом Макс закрашивает страницы белой краской и поверх пишет свою историю.

Через Молькинг ведут изможденных евреев в Дахау. Ганс даёт кусок хлеба одному из них, старику. Он падает в колени и, рыдая, целует стопы Ганса. Ганса чуть не разрывает на части толпа.

Потом, чуть позже, его дочь по-партизански разбрасывает хлеб на пути узников в концлагерь. "Так делал папа"...

Читатель глубоко погружается в жизнь юной Лизель и её окружения. Австралийский писатель Маркус Зусак накрепко, цыганской иглой, пришивает к сердцу читателя всех своих героев. Чтобы потом... Приём известный, конечно. Но от этого не перестающий действовать. Помните? Петруша Ростов:

«У меня изюм чудесный, знаете, такой, без косточек. Я купил десять фунтов. Я привык что-нибудь сладкое».

Книга очень действенная. Человечная. Жестокая. Думаю, надо прочитать каждому. Так, чтобы встряхнуться. Чтобы вспомнить, кто мы.

Осознать, что "зорко одно лишь сердце, самого главного глазами не увидишь."

В наш век дезинтеграции лайки и репосты становятся экзистенциальными жестами неравнодушия. Не стесняйтесь, СТАВЬТЕ ЛАЙКИ, ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА МОЙ КАНАЛ


Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)