» » » Сокровища Канаймы и Высочайший водопад мира

Сокровища Канаймы и Высочайший водопад мира

Сокровища Канаймы и Высочайший водопад мира
Путешествие
admin
Фото: BUKA-BUKA
19:33, 13 январь 2020
422
0
Следующим этапом нашего долгого маршрута становятся сразу две жемчужины Венесуэлы - национальный парк Канайма и самый высокий в мире водопад Сальто Анхель...

Сокровища Канаймы и Высочайший водопад мира

Следующим этапом нашего долгого маршрута становятся сразу две жемчужины Венесуэлы - национальный парк Канайма и самый высокий в мире водопад Сальто Анхель.

Предвижу скепсис некоторых читателей, которые скажут, дескать, надоели уже эти туристические манки – «самый высокий», «самый глубокий», «самый-самый необыкновенный». Что ж, во многом я с ними соглашусь. Но не в этот раз. Потому что мы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО летим к самому высокому водопаду на свете.

Чтобы представить себе его высоту – 1054 метра – можно мысленно поместить рядом с ним небоскреб Бурж-Халифа, расположенный в Дубае, столице Арабских Эмиратов, самое высокое здание на Земле (828 метров, треть из которых – шпиль башни). Несмотря на впечатляющие размеры, чтобы сравняться по высоте с Анхелем, арабскому небоскребу потребовалось бы надстроить еще примерно семьдесят этажей.

Долгое время местоположение этого рекордсмена было известно лишь немногим. С незапамятных времен о нем, конечно же, знали местные племена, назвавшие его Апелмеем, что в переводе означает «Девичья Бровь». Цивилизация впервые обнаружила водопад в 1910 году, когда до него добрался испанский исследователь Эрнесто Санчес Ла Крус. Однако открытие Ла Круса не привлекло к себе большого внимания общественности и даже географов. Настоящую известность водопаду-гиганту принес американский летчик Джеймс Эйнджел (James Angel). В 1933 году на своем биплане «Фламинго» он облетал джунгли в поисках месторождения алмазов. И тут внимание пилота привлекло величественное плато, Ауян-Тепуи. Четко запомнив координаты величественной горы, спустя аж четыре года Эйнджел вернулся и попытался посадить самолет на вершину плато. Приземление вряд ли можно назвать удачным – при посадке на «Фламинго» лопнуло одно колесо. Летчик, его жена и трое компаньонов одиннадцать дней пешком спускались с горы. Джимми Эйнджел искал алмазы, но нашел славу – высочайший водопад на планете был назван в его честь, в испанском языке фамилия Эйнджел читается как Анхель.

Долгое время из-за особенностей географического расположения (добраться до Анхеля и сегодня можно только по реке и по воздуху) водопад был доступен лишь для самых отчаянных искателей приключений. Известный английский писатель Артур Конан Дойль даже избрал его местом действия своего романа «Затерянный мир».

Но в наши дни тепуй Ауян-Тепуи хоть и отдален от цивилизации, но отнюдь не затерян.

Мы решили добираться туда самолетом из Сьюдад-Боливара.

В этой книге я уже столько раз описывала наши полеты, что не хотелось бы заострять на них внимание еще раз, хотя стоит предупредить всех, кто пойдет по нашим стопам – лететь вам предстоит на крохотных трехместных (максимум, пятиместных) самолетиках с самыми отчаянными пилотами Латинской Америки!

- Нормально, Григорий?

- Отлично, Константин!

Это наши гуру шутят, вспоминая Жванецкого и втискиваясь в утлое нутро игрушечного самолетика.

Итак, в путь!

Самолетики «Сессна-206», протарахтев минут сорок на высоте 2 километра со скоростью 250 километров в час, выплевывают нас порциями на небольшой аэродром близ Канаймы. Те, кто уже приземлился, бредут в тень огромных деревьев, устало падают на землю и тревожно всматриваются в небо: где там наши, остальные? Карлос тихо бубнит: «Уно, доз, трез…, каторсе» … Ну, наконец, вроде все в сборе. Маленький открытый грузовичок должен доставить нас в очередной лодж. Садимся. Едем… И приезжаем в настоящий людской муравейник. Вот за что мы не любим массовый туризм! Повсюду ходят, фотографируют, стоят, сидят, едят, загорают, мерзнут, кашляют или смеются, молятся или ругаются плотные группы людей и отдельные человеческие особи. Вавилонское столпотворение! Итальянцы, немцы, голландцы, французы, японцы (а где их нет), китайцы, монголы, поляки, чехи… Теперь вот слышна и русская речь. Мы в ужасе жмемся друг к другу: за двадцать дней мы уже успели отвыкнуть от такого плотного человеческого винегрета.

Спокоен только Родригес. Оказывается, нас привезли не в лодж, а в местный регистрационный пункт. Здесь всех прибывающих перепишут, проинструктируют и расселят, согласно купленным билетам и толщине кошелька…

Наши кошельки, видимо, были средних размеров. Мы попадаем в относительно новый, уютный, но без излишеств, лодж. Кроме нас в мини-отеле обосновалось от силы пару семей. И все бы в нем было хорошо, но… хозяевам строго запрещено кормить постояльцев. Здесь, на Канайме, это отдельный бизнес. Группа должна получить талоны на питание, подойти в назначенное время к месту кормежки, отстоять очередь, быстро поужинать и освободить места для других. Помните, как в фильме «Вокзал для двоих» официантки накрывали комплексные обеды? Все четко, слажено, не вкусно и бездушно.

- Не грустите, друзья! – Утешает нас Николай Николаевич. – Заморим червячка – и ладно!

- Может, лучше купим фрукты? – вносит рационализаторское предложение Людмила.

- И чипсы! – Это уже Лера.

- Кофе не забудьте! – Угадайте, чья это реплика?…

Словом, таким вот, немудреным образом вопрос с ужином был решен. И мы, поболтав и даже попев хором на веранде лоджа под куполом расшитого самоцветами звезд неба, отправляемся спать.

На рассвете мы уже на реке Каррао.

К водопаду будем идти на лодках. Весь маршрут представляет собой непропорциональную букву «Г». Маленький отрезок пути – это могучая Каррао. В нее впадает сразу несколько притоков, которые подпитываются водопадами. Сейчас, в период дождей, на Каррао почти нет перекатов. Просто стремительные серо-сизые потоки воды, в мелких бурунчиках пены.

В месте соединения Каррао с ее притоком, речкой Чурун, мы высаживаемся из лодок. Как объяснил нам Родригес, впереди особенно сложный участок реки, с многочисленными порогами, перекатами, мелями и прочими «прелестями», которые местные капитаны преодолеют без нас. Нам же предстоит пройти по суше километра три.

Соглашаемся. А что делать?

Лупим босыми ногами по пыльной земле и впадаем в полную эйфорию. Окружающий пейзаж до боли напоминает раздольные украинские степи, пережившие июльскую засуху. Даже пахнет похоже: чабрецом и полынью. Но по мере приближения к Чуруну, ландшафт неуловимо меняется. Всё больше замечаем деревьев, все более прохладной становится земля. Или в этом виноват дождь, который начал накрапывать метров за триста до реки?

Нехотя натягиваем дождевики и застываем, пораженные увиденным…

Вы когда-нибудь пили антибиотик рифампицин? Помните, как он выглядит? Это кристаллический порошок кирпичного или кирпично-красного цвета. Ну вот, а теперь представьте, что рифампицин вам развели в стакане крепкого чая каркадэ! Это и будут воды Чуруна.

Места здесь, надо отдать им должное, вполне впечатляющие. Даже для бывалых путешественников. По реке тут и там разбросаны огромные камни, гладкие, округло-овальные, вроде наших железнодорожных цистерн, только в двадцать раз объёмней. Исполинская стена тепуи с правой стороны, другая, еще более исполинская - с левой. Чёрно-красная река и косы светлого булыжника…

Дождевики, кстати, мы одели не зря. Дождь, хотя и прекратился, но постоянно напоминал о себе миллионами и миллиардами игольчатых брызг, залетающих в лодки слева и справа. Мы два часа идем против течения и уже вымокли почти насквозь. Хорошо, что нашу технику заботливые проводники заранее упаковали в герметичные мешки. Одна беда – снимать всю увиденную красоту практически нечем. В жертву «мокрому» путешествию принесены два самых простеньких цифровых аппарата.

Наконец высаживаемся у правого берега Чуруна. Напротив, на левом берегу, виднеется огромный павильон, в котором как вобла в Астрахани, на огромные потолочные балки нанизаны сотни гамаков. Это туристический лагерь, в котором нам предстоит провести ночь.

До Анхеля остается полтора километра вверх по горе. Почти сразу же на старте попадаем под тропический ливень.

- Чёрт! – не выдерживает Родригес. – Вот же засада!

- В чем проблема, дружище? – интересуется Михаил. – Не дойдем?

Дорога и впрямь кажется непреодолимой. Тропа уходит резко вверх, но теперь, помимо всего, по ее глинистой поверхности масляными потоками сползает жидкая грязь. Как по ней карабкаться – не понятно…

- Дойти-то дойдем, - успокаивает нас Игорь. – Только ничего не увидим. Гляньте, как низко висят облака. У Анхеля вообще будет сплошное марево.

- Ну не увидим, так услышим, - не теряет присутствия духа Алексей Семенов. – Вон как он, красавец, ревет.

Правыми оказываются все.

Через час с небольшим выходим на смотровую площадку. В хорошую погоду здесь, наверное, открывается удивительная панорама. А сейчас мы слышим мощный гул, который изрыгают гигантские потоки воды, устремляясь с километровой высоты отвесно вниз. Дождь, который и так льет как из ведра, в непосредственной близости от водопада словно уплотняется. Эффект 3D… Перед тобой прозрачная целлофановая пленка, дальше более плотный полиэтилен, еще дальше молочного цвета пергамент и где-то, уже на самом «дне» картинки – сизо-черный абрис огромной горы.

Тем не менее, уходить не хочется. Открываем бутылку шампанского, которую хитрюга Карлос прихватил именно для свидания с Анхелем, пьём из горлышка (у шампанского отчетливый привкус дождевой воды), жмемся друг к другу, пытаясь согреться…

Наконец проводник красноречиво показывает на часы. Да мы и сами понимаем, что пора возвращаться в лагерь. Воздух становится сиреневым, сгущается в плотные ватные клубы пара, опускается на тропинку, пряча коварные корни и камни.

Людское общежитие, под названием «кемпинг у водопада» уже полностью наполнено туристами. Наша группа последняя. Зато, какие нам достаются места! Семнадцать гамаков в первом ряду партера! Перед нами только Чурун и Анхель, да небольшой отрезок каменистого пляжа, на который тут же устремляются целоваться влюбленные парочки со всех континентов. А что? Обстановка самая романтичная…

На коллективный ужин интернациональной сборной по приключениям, приготовлены несколько десятков курочек. Нанизанные на вертела, они ждут своего часа «жертвоприношения» и покорно отправляются в костер, который разведен позади лагеря, на большой поляне. Помня о том, что наш профессор вегетарианец, мы вымениваем своих птиц на дополнительные порции овощей и риса. Немецкие и французские туристы удивлены до крайности, но на обмен соглашаются с энтузиазмом. Когда гиды выставляют на столы в качестве презента бутылки с пивом и ромом – начинается всенародное братание. Но эмоции и так переполняют всех. Поэтому братание получается ярким, но быстротечным. Буквально через час после возвращения с водопада, все уже крепко спят.

Спать в гамаке всю ночь согнувшись, - крайне неудобно. Это вам не на даче в Подмосковье часок покемарить…. Подушки нет. Рюкзак, подложенный под голову – мешает. Пледы, которые нам выдают из-за низкой ночной температуры, постоянно вытягиваются тонкой змеей и прикрывают лишь узкую полоску тела . Перевернуться нельзя, да и долго так не пролежать. Поэтому правильно спать в гамаке - наискосок. Устраиваться надо так, чтобы голова была в одном углу, а ноги в другом. Тогда получается достаточно большая ровная поверхность. Если бы еще одежда не была такой мокрой, а молодецкий храп со всех сторон таким сильным – всё бы совсем было хорошо.

Утром выдвигаемся в обратный путь…


Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)