Очнулся

Поделиться:

Я родился некрасивым, осыпанным коричневыми веснушками, которые создавали вид грязного, неопрятного лица. Плюс ко всему, у меня сильно торчало правое ухо. Ни у кого я не вызывал умиления и даже симпатию, наверное, поэтому у меня и был соответствующий — задиристый и драчливый — характер первого хулигана на районе. Вечно грязный, оборванный, в синяках и ссадинах — ни одна драка во дворе без меня не обходилась. В нашем дворе жила рыжая кошка Муска, ничейная, вечно голодная и пугливая и каждый год рожавшая котят, которые обычно не доживали и до года. Пятиэтажка, в которой я жил была весьма неблагополучной. Взрослые пили и били женщин, а дети воровали и били животных, вот такой круговорот жизни на дне. Я, несмотря на свою задиристость, считал издевательства над животными сродни подлости и, как мог, предотвращал это, когда видел. В тот год Муска принесла троих котят, двоих самых красивых, сразу замучили до смерти дети, а третий — некрасивый — выжил. Он никому не верил и не шел на руки. Такой же задиристый и злой, как я. И внешне он был некрасив, серый с коричневыми пятнами, которые были похожи на ошмётки грязи. Его левое ухо кто-то прижег сигаретой, так что торчало только правое. Казалось, даже сама мать — Муска — его не любила. А я сочувствовал некрасивому, никем не любимому котёнку, который напоминал мне во многом меня самого.

В тот год родители впервые не сделали мне подарок на день рождения. В душе я, конечно, вошел в их положение: отцу сделали очередную операцию, но все равно было как-то обидно в день рождения остаться без подарка. Я вышел во двор красный от досады и обиды, когда увидел на скамейке этого одноухого котёнка, и решение пришло само. Просто захотел сам себе сделать подарок. Родители не разрешали мне иметь домашнего питомца в нашей-то крохотной квартирке. Но, учитывая сложившиеся обстоятельства, они не могли мне отказать. Котейку я назвал Рексом, ведь в душе все-таки, как и все мальчики, мечтал о своей собаке, но пришлось довольствоваться котёнком, зато своим. Характер Рекса ничуть не изменился, несмотря на его домашний статус. Он также дрался и шипел на всех вокруг, кроме меня. Единственное, что он теперь твердо знал — свое место. Каждый день он неизменно с улицы возвращался домой, крутился на площадке нашего второго этажа и громко мяукал, пока ему не откроют. Его громкое хриплое мяуканье, похожее на призыв сатаны, содрогало весь подъезд. Особенно его не любили наши соседи по лестничной площадке. Одинокая бабка Клава и сосед-алкоголик — Сидор. Бабка била его своей тростью, а Сидор — пинал ногами. Но Рекс ловко уворачивался от ударов и кидался на них своими когтистыми лапами, больно кусая и царапая. В отместку за любимого кота, я кидал в окно бабки камни, а Сидора дразнил Синяком.

Но вот однажды пришло горе. Отец все-таки умер. И как-то вокруг всё сразу изменилось. Мы вдруг почувствовали, что стали уязвимыми. Сидор впервые надрал мне больно уши, а бабка Клавка больно ударила по ногам своей палкой. Матери я ничего не говорил, так как она и так по ночам плакала, а днем пахала, пытаясь отбиться от долгов, которые оставили многочисленные операции отца. Мне уже было одиннадцать лет. Когда только вступаешь во взрослую жизнь, и как же плохо вступать в неё без отца, без защиты и поддержки. В тот день я пришел со школы рано и сразу завалился спать. Было на удивление очень тихо. В нашем неблагополучном «картонном» доме словить даже пятиминутное безмолвие было практически невозможно, а в тот день было такое затишье, не обещающее ничего хорошего. Я уснул и сквозь глубокий сон, мне приснился отец: он стоял на лестничной площадке. Всё было настолько реальным, что я даже до сих пор не сомневаюсь, что это было на самом деле. Отец посмотрел по сторонам, а потом обратился ко мне:
— Привет, сынок. Соскучился? Я тоже очень соскучился. Прости меня, что так получилось. Но что-то в подъезде у вас слишком тихо стало, как среди могил, нехорошо это. А где же твой защитник Рекс?

И я проснулся. Тут же подскочил и побежал на лестничную площадку, дабы успеть увидеть наяву отца ещё раз. Но его там, конечно, не было. Я сел на порог квартиры, обхватил свою голову руками и заплакал от бессилия. Плакал недолго, как вдруг услышал знакомый кошачий призыв своего Рекса. Это громкое хриплое мяуканье, которое содрагало весь подъезд, могло принадлежать только ему. И вдруг вспомнил, что второй день не видел своего любимого Рекса — а вдруг с ним что-то случилось? Зов шел сверху. Я поднялся на третий этаж, потом на четвертый, пятый, но его так и не увидел. Он мяукал откуда-то сверху. Но вход на крышу, был надежно заколочен и уже давно. Я стоял и чесал свою голову, думая, как бы вытащить своего кота, и как он там оказался? Как вдруг, хлопок, что-то очень мощное подбросило меня и со всей силы ударило о каменный пол. Я потерял сознание. Очнулся, когда меня на носилках несли в карету скорой помощи. Мать вырвалась из оцепления и схватила меня за руку, рыдая. После я узнал, взорвался газовый баллон в квартире Сидора. Нашу квартиру сложило, как карточный домик. Погиб Сидор, баба Клава и ещё трое взрослых, многие получили переломы и осколочные ранения. Я же отделался ушибами и сотрясением мозга. Mеня спасло то, что в тот момент я был на пятом этаже. В мою чудесную историю про Рекса никто не поверил. Ведь за день до взрыва мама втайне от меня похоронила Рекса — его ногами забил алкоголик Сидор. Зато взрыв привлек СМИ, и сразу вызвало всеобщее возмущение, что мы жили несколько лет в аварийном доме, давно подлежащему сносу. Через месяц мы с мамой въехали в новую квартиру в благополучном районе. Жаль только, что отец и Рекс так и не разделили с нами эту радость, навсегда оставшись в наших сердцах любимыми ангелами-хранителями.

2018-2019 BUKA-BUKA. Все права защищены. NatPress.NET. Медиа Холдинг Разработка Бюро Дизайна AiiA.SU
x